Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Путин: " нам что, чтобы понравиться Брюсселю, нужно удавить целые отрасли нашей экономики"?

ВОПРОС (как переведено): Добрый вечер! Вопрос международного характера к Президенту Путину, на который я, может, прошу и Летту также ответить.

Девять лет Украина проживает повторение «оранжевой революции», которая политически была чувствительна для всего мира. Глава оппозиции в тюрьме, объявляет голодовку. Есть особенно беспрецедентный обмен обвинениями между Москвой и Брюсселем по взаимному вмешательству во внутренние дела Украины относительно её международных отношений.

Президент Путин, как Вы считаете, каким может быть правильный сбалансированный пункт, который позволит сделать, чтобы Украина сама могла найти своё позиционирование между Европой и Россией?

Такой же вопрос задаю Премьер-министру Летте.

В.ПУТИН: Я с Вами полностью согласен. Украина сама должна принять это решение.

По поводу пикировки между Брюсселем и Москвой. Может быть, здесь как раз и кроются все проблемы. Я позволю себе воспроизвести нашу, российскую позицию по этому вопросу.

Между Россией и Украиной подписан и действует договор о зоне свободной торговли. Это означает, что у нас по целому ряду ключевых таможенных позиций обнулены ставки. И в этом договоре прописано, что если одна из договаривающихся сторон заключает какие-то аналогичные соглашения с третьей стороной, то любая из стран – участников зоны свободной торговли имеет право из него выйти либо изъять те льготы, которые предоставляются стране-партнёру в рамках этого соглашения.


Если Украина подписывает договор о зоне свободной торговли с Евросоюзом, то она – я не уверен, что Вы об этом знаете, – берёт на себя обязательство через два месяца после ратификации этого соглашения обнулить таможенные ставки на 85 процентов, а ещё через три года довести это обнуление, по-моему, до 95–98 процентов. Это значит, что, если мы сохраним зону свободной торговли с Украиной, у нас есть все основания полагать, что товары европейского происхождения напрямую, транзитом через территорию Украины, будут поступать на наш рынок либо как европейские товары, либо под видом украинских. Это представляет для нашей экономики большую угрозу.

Мы ведём переговоры с Евросоюзом, вели переговоры с Евросоюзом в течение 17 лет по условиям присоединения России к ВТО, добились определённых приемлемых решений. Теперь уже в течение пяти или шести лет ведём переговоры напрямую в двустороннем формате – переговоры с Евросоюзом о заключении нового так называемого базового соглашения. И здесь у нас ещё много несогласованных позиций. Вот так распахнуть свои ворота перед европейскими товарами мы пока не готовы.

Мы хотим развивать отношения с Евросоюзом и наверняка будем это делать. Мы понимаем, что сотрудничество с Евросоюзом даёт нам определённые надежды на структурную перестройку нашей экономики, на модернизацию, и мы собираемся использовать это взаимодействие именно в этом ключе. Но любой специалист вам скажет, что для этой модернизации нужны и время, и деньги, инвестиции нужны. Вот так, за два месяца раскрыть свой рынок мы не сможем.

Поэтому я бы попросил наших друзей в Брюсселе, моих личных друзей хороших в Еврокомиссии воздержаться от резких выражений. Что, нам, для того чтобы им понравиться, нужно удавить целые отрасли нашей экономики?

В некоторых европейских странах безработица сейчас составляет 25, а среди молодёжи до 40 процентов доходит. Безработица в Российской Федерации – 5,2–5,3 процента, одна из самых низких за нашу новейшую историю. Мы не хотим никакого всплеска безработицы и закрытия целых отраслей российской экономики. В сельском хозяйстве это животноводство, это сельхозмашиностроение, в промышленных секторах это авиапром, автопром и так далее.

И я бы полагал, что нужно деполитизировать эту тему, согласиться с предложением Президента Януковича и в трёхстороннем формате как следует и обстоятельно на все эти темы поговорить. Можно было бы, на мой взгляд, инициировать даже прямые контакты между бизнесом России, Украины, Евросоюза, прямые контакты между бизнес-объединениями, чтобы те, кто реально делают экономику, встретились, друг с другом поговорили, рассказали о своих озабоченностях, сформулировали свои подходы и предложения, а мы в свою очередь приняли бы соответствующие административные решения.

Но в любом случае выбор, с кем подписывать соглашение о зоне свободной торговли, оставаться ли в зоне свободной торговли с Россией, – это суверенный выбор самой Украины, и мы, без всяких сомнений, будем уважать этот выбор, каким бы он ни был.

Э.ЛЕТТА (как переведено): Добавлю со своей стороны ответ на этот вопрос.

Мы работаем и работаем значимым образом. Это будет обязательство, которое я возьму на себя в Вильнюсе на саммите – в четверг и пятницу – европейских глав государств со странами восточного партнёрства.

По пути нам следовать надо такому. Не может быть и не должен быть организован как альтернатива для стран партнёрства выбор: или с Европейским союзом, или в альтернативе отношений с Россией. Это было бы ошибкой, потому что это и другие страны, я в данном случае думаю об Украине, восточного партнёрства, которые естественным образом по их истории, по их географическому расположению нуждаются в связи с двумя этими мирами: Европейским союзом и Россией.

Поэтому наша работа будет направлена на то, чтобы облегчить факт того, чтобы эти страны могли иметь и продолжать следовать по пути сближения с Европейским союзом, который, однако, не должен рассматриваться как альтернатива в отношениях в некоторых случаях исторически, естественно, с Россией. Есть множество особенностей достаточно сложных, но это линия, по которой мы будем следовать в наших действиях

ВОПРОС: Владимир Владимирович, я хотел бы скорее уточнить, а не задать вопрос. Вопрос итальянского коллеги был такой политкорректный, общий. Извините, будьте добры, конкретно: правда ли, что Вы предлагали Януковичу в случае отказа от Евросоюза пересмотреть газовое соглашение? Правда ли, что в таком случае Вы обещали ему значительный кредит? Если так, то в каких размерах и на каких условиях?

В.ПУТИН: Вам бы в НКВД работать.

По поводу газового соглашения и кредитов. У нас контракт – не у нас, а у «Газпрома» и у НАК Украины, по-моему, до 2019 года подписан. И мы не обсуждали даже возможности пересмотра самого контракта. «Газпром» уже подписывал несколько дополнений к этому контракту. Одно из них касается размещения российского флота в Крыму и оплаты через снижение цен на газ. Снижение было на 100 долларов, по-моему, с тысячи кубов. И на сегодняшний день, начиная со времени подписания контракта, Россия недополучила, а эти деньги остались на Украине, в объёме свыше 10 миллиардов долларов.

Кроме этого, «Нафтогаз» Украины обратился к своим российским партнёрам с просьбой, несколько раз уже обращался с просьбой провести предоплату за транзит нашего газа через свою территорию европейским потребителям, с тем чтобы с помощью этой предоплаты оплатить газ, поставляемый для самой Украины. И «Газпром» идёт на это, сделал это несколько раз уже, и на сегодняшний день этот объём предоплаты составляет свыше 4 миллиардов долларов. Два с лишним миллиарда, по-моему, 2 миллиарда 360 миллионов – это пока задолженность украинской стороны. Мы провели предоплату вплоть до января 2015 года. Кроме того, «Нафтогаз» попросил «Газпром» отсрочить текущие платежи до 1 октября, потом до ноября. Переговоры ведутся, причём ведутся в таком товарищеском, партнёрском ключе. Мы надеемся, что будут найдены развязки соответствующие.

Теперь что касается кредитов. Наши банки, четыре банка – это Газпромбанк, Сбербанк, ВЭБ и ВТБ – предоставляют кредиты украинским партнёрам, делается это на регулярной основе. На сегодняшний день задолженность украинских получателей кредитов перед российскими финансовыми учреждениями составляет примерно 20 миллиардов долларов – чуть больше 20 миллиардов долларов – и где-то, по-моему, 280 миллиардов рублей – это ещё примерно 8 миллиардов долларов. 28 миллиардов долларов плюс ещё два, которые проплачены за транзит, – это всё кредиты либо квазикредиты. Общий объём – свыше 30 миллиардов долларов.

Мы работали с Украиной и будем работать дальше вне зависимости от того, как Украина определится с подписанием документа, связанного со свободной зоной с Евросоюзом. Почему? Потому что – я рассказывал господину премьер-министру – у нас очень глубокий уровень кооперации с украинскими предприятиями, и остановка украинских предприятий может негативным образом повлиять на наши. В этом смысле мы даже являемся заложниками этой ситуации. Конечно, не в убыток себе, но работать будем дальше и по энергоносителям, и в финансовой сфере.
http://kremlin.ru/transcripts/19701



Между строк читается: ЕСу как воздух нужны рынки сбыта. А Россия уже 17 лет сопротивляется.
Они придумали такой замечательный ход конем, то есть, лошадью, то есть, Украиной.

А Россия, вместо того, чтобы "не понять" и принять требования "белого господина", продолжает настаивать на своем.

В этом, видимо, и есть "чудовищное давление" России на Украину.
Украина хочет гробить свою экономику, а Россия  - нет. Безобразие.
Вот она, евроинтеграция во всей красе.
Даже опосредовано, через Украину, но ЕС пытается разрушить экономику России.
Потому что это им "надо". Для собственного выживания.
Tags: Украина
Subscribe
promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments