Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Category:

Мариинка-2. Сцена раздора

Оригинал взят у masterok в Мариинка-2. Сцена раздора


Специалисты на просьбу дать оценку зданию обычно с глубоким вздохом отвечают, что обсуждать нечего, поскольку архитектура тут просто отсутствует. Так считает и архитектор, реставратор Рафаэль Даянов: «Эту  архитектуру  никто не обсуждал, никакой дискуссии не было, это, так сказать, принятое решение. Другое дело, что если бы был реализован победивший на конкурсе проект Перро, то вряд ли бы он сюда вписался. Здесь само по себе сложное место: снесенное в свое время строение работы Кваренги, построенное после этого в 30-е годы сооружение тоже по-своему страшненькое… Тут все время идет смена одного другим, и не самым удачным. Это какое-то роковое место».

Проектировщик Новой сцены Мариинского театра – канадский архитектор, автор целого ряда крупных проектов в Канаде, США, Израиле и нескольких других странах Джек Даймонд в эксклюзивном интервью Радио Свобода так объясняет свою концепцию Мариинки-2:

– Проблема состояла в том, чтобы вписать современную постройку в потрясающую классическую архитектуру Петербурга. Это невероятно сложно, особенно учитывая, что постройка должна стоять по соседству со старым зданием Мариинского театра, перед которым все благоговеют.  Кроме того, в новом здании, занимающем целый квартал, должны были быть размещены все вспомогательные службы для обеих сцен – это очень сложная структура. В первую очередь было решено вписать здание в очертания Петербурга, удивительного по красоте города. Этот подход, безусловно, был принят далеко не всеми, потому что многие хотели увидеть отдельно стоящее экстравагантное, суперсовременное здание, подобное тем, что были построены в некоторых городах Европы. Но мы решили, что для Петербурга это неправильно. Еще одним  важным нашим решением было сделать фасады достаточно скромными. Это позволило объединить пространство, в котором находятся два известнейших здания – Консерватории и Мариинского театра. То есть Мариинка-2 создает фон для исторического здания театра, поскольку новое здание продолжает очертания улицы, вписываясь в урбанистическую ткань Петербурга. Не все это еще осознали.



Джека Даймонда совершенно не удивляет резко негативная реакция на построенное им здание:

– Абсолютно такая же реакция была на новое здание оперы в Торонто.  Люди хотели красного бархата и позолоты. Им нужен был классический стиль, и они пошли войной против модерна. Но когда опера открылась, все изменилось. Я не хочу хвалить сам себя, но за шесть лет, которые с тех пор прошли, еще не было спектаклей, на которых я присутствовал (а я очень часто бываю и на балетах, и на операх), чтобы ко мне не подошли несколько совершенно незнакомых мне людей и не поблагодарили тепло за мою работу. Это совсем не лесть, они говорят искренне.

Теперь самые разные люди критикуют новое здание Мариинского театра. У кого-то есть личная заинтересованность. Другие уверены, что классическая архитектура должна повторяться раз за разом. Мой ответ: классическая архитектура не отражает дух нашего времени. А художник должен соответствовать духу своего времени. И новое здание Мариинского театра отвечает этому принципу. Людям не нравятся перемены. Они любят свой старый Петербург. Я его тоже, кстати, люблю. И проявил уважение к любви петербуржцев, сделав фасад достаточно скромным, но построив, надеюсь, одно из лучших оперных зданий в мире. Оно не может понравиться всем, но, я вас уверяю, после открытия будет гораздо больше людей, которым оно нравится, чем наоборот.

Архитектор Джек Даймонд знаком с критикой в свой адрес, но удивляется, почему она раздавалась еще до того, как новая сцена была открыта:

– Один критик сказал, что в фойе очень мало места, там будет не протолкнуться. Я же боялся, что места в фойе будет слишком много.

Другой критик сказал: прохожие же будут разглядывать с улицы пришедших в театр зрителей! Я не воспринимаю это замечание как критику, поскольку одним из важных факторов успеха здания оперы в Торонто была как раз прозрачность. То есть прохожие или водители проезжающих мимо машин видят тех, кто пришел на спектакль, и у них возникает чувство, что внутри происходит что-то важное. Это очень захватывающе. В газете Saint-Petersburg Times была заметка под заголовком «Незамысловатый фасад прячет за собой ослепительный интерьер». Вот это, на мой взгляд, близко к истине.


Джек Даймонд сетует, что не все из задуманного удалось реализовать:

– Мы разработали генеральный план для этого района, в котором делался акцент на необходимости создания своеобразной пешеходной зоны перед Консерваторией и сбоку от старого здания Мариинского театра. А затем мы спроектировали стеклянный мост через Крюков канал, ведущий к входу в новое здание театра. Таким образом, вход в Мариинский-2 становился концом перспективы этой зоны, соединяющей исторические здания. Мост не построили. И меня это очень огорчает. Разрешение на строительство моста выдавалось отдельно от разрешения на строительство самого здания. То же самое касается и финансирования. Поэтому, к сожалению,  строительство моста и театра не было скоординировано.

И меня будут очень сильно критиковать за узость тротуара на улице Декабристов. Как раз из-за него я разместил вход в театр в правом углу здания, выходящем на улицу Декабристов. И оставил возможность для того, чтобы вход завершал перспективу пешеходной аллеи от Консерватории, мимо старого здания Мариинки к новому зданию театра. Но мост так и не был построен.

Стоит отметить, что, говоря о стеклянном мосте, Джек Даймонд имеет в виду не ту, все-таки построенную, соединяющую новое и старое здания прозрачную конструкцию, которая перегораживает перспективу Крюкова канала. Нарушение этой перспективы тоже вызвало возмущение со стороны специалистов и простых петербуржцев. Мнение же по поводу качеств внутреннего устройства новой сцены Мариинского театра – акустики, удобства и красоты зала, убранства фойе – еще предстоит услышать.

Мариинку-2 построили из природных материалов: юрского известняка, подсвеченного оникса на стенах зрительного зала и древесины, которой обшиты места вокруг сцены. Всё – для наилучшей акустики.

Гергиев говорит, что верит: новый театр станет достопримечательностью Петербурга и поможет продлить в будущее наследие российской культуры. Ведь в Мариинском театре проходили премьеры произведений Чайковского, Рахманинова, Мусоргского и Римского-Корсакова. Не говоря уже о богатейших балетных традициях. Что касается старого здания, то оно страдает от своего возраста, и скоро будет закрыто на капремонт».

«Джек Даймонд поднимается в поэтические выси, когда говорит об ониксе, — продолжает тему канадская Toronto Star.

Массивная облицовка из этого камня янтарного цвета покрывает залы Мариинки-2, построенной за 700 миллионов долларов в Петербурге. Архитектор Джек Даймонд – один из двух руководителей спроектировавшей новый театр компании Diamond Schmitt Architects. И эта компания – из нашего города [Торонто].

Когда 2 мая на этой сцене состоится первое гала-представление, в зале будут главные политические и культурные фигуры страны, потому что Петербург – исторически сложившаяся витрина российской культуры. Главным в огромной VIP-ложе станет президент Владимир Путин. Управлять оркестром будет Валерий Гергиев, а на сцену выйдут многие прославленные певцы и танцоры.

И зрителей, если Даймонд прав, очарует эффект оникса. Подобно плавучему маяку, который светится изнутри, декоративная отделка, украшенная свечами в холле, даст гостям понять: они попали в храм культурного богатства.



Мы выбрали оникс из-за его богатого и тёплого медового цвета, — объяснил Даймонд в интервью, данном всего за несколько дней до поездки в культурную мекку России. Этот вечер наверняка станет для него самым важным в жизни. – Весь зал сияет, когда вы смотрите через большие фасадные окна. Он выглядит как сгустившийся солнечный свет днём, а ночью подсвечен».


А вот Euronews (цитируя материал агентства Reuters) не столь радужно описывает новый зал – но, в основном, его внешнюю сторону.

«Его называли и изящным образчиком модернизма, и убогим торговым центром. Но что бы ни думали россияне о внешнем облике новой сцены петербургского Мариинского театра, в четверг они смогут наконец-то увидеть, что у спорного здания внутри. По крайней мере, некоторые.



Президент Владимир Путин будет во главе избранных гостей, которые придут на первый концерт в Мариинском-2 – зал которого рассчитан на 2000 мест. При цене в 700 миллионов долларов это и один из самых дорогостоящих культурных проектов в истории.


Новое здание стоит совсем рядом с первой, исторической Мариинкой: это здание XIX века – одно из величайших средоточий российской культуры. Оперная и балетная труппы прославились по всему миру ещё в советское время, когда театр назывался Кировским. Но новинка расколола общественное мнение в родном городе Путина: критики прозвали здание из стекла и известняка «ТЦ Мариинский», указывая на несоответствие его облика элегантным зданиям XIX века, стоящим вокруг, и изящно украшенному историческому зданию Мариинского театра.

Глава проекта Валерий Гергиев – которого многие считают одним из самых выдающихся дирижёров современности – десять лет добивался завершения строительства, пользуясь желанием Путина показать, что Россия более не отстаёт от Запада. Худрук пообещал, что сомневающиеся возьмут свои слова обратно, когда увидят интерьеры здания (его общая площадь, кстати, 7400 квадратных метров).



Открытие Мариинки-2 подтвердит и укрепит великие традиции театра, открыв дорогу в будущее, когда будет возможно создавать ультрасовременные произведения искусства и новаторские постановки, о которых мы раньше не могли даже мечтать, — сказал Гергиев. – Я уверен в том, что через 25 лет Мариинский-2 будет считаться в Петербурге самоценной достопримечательностью, признанной за свою великолепную акустику, превосходные производственные мощности и непревзойдённый уровень комфортности для аудитории.


Новый театр – один из плеяды мегапроектов, призванных подчеркнуть возможности России. Главный в их ряду – Олимпиада-2014 в Сочи, один из личных проектов Путина.

Благодаря последним достижениям техники (пусть даже в VIP-ложе и есть канделябры, чтобы видные гости чувствовали себя как дома) Мариинка-2 на световые годы отстоит от Мариинки изначальной, зал которой роскошно убран в алое и золотое. Снаружи построенное в 1860 году здание выкрашено в бледно-зелёный цвет. Именно в этих стенах десятилетиями была сосредоточена культурная жизнь Петербурга: здесь в 1892 году впервые показали «Щелкунчика» Чайковского, а за 18 лет до этого Мусоргский продемонстрировал переполненному залу своего «Бориса Годунова».

Но Гергиев – которому, кстати, в день концерта как раз исполняется 60 лет – решил, что старого зала для его творческих планов недостаточно. Его огромной культурной империи понадобился новый дом.



Затея не обошлась без трудностей – цена взлетела до небес после того, как один проект зарубили уже в процессе реализации, и строительством занимались не менее трёх [архитектурных] компаний. В прошлом году Гергиев опроверг информацию о том, что в рядах балетной труппы существует серьёзное недовольство по поводу зарплат и условий труда – после того, как группа танцоров выпустила открытое письмо с жалобой. При этом можно сказать, что Мариинский театр избежал столь же серьёзных потрясений, как московский Большой: там, напомним, не только напали на худрука балетной труппы (в результате чего он практически потерял зрение), но и вскрыли скандалы в ходе реставрации, продолжавшейся шесть лет.


Балерина Виктория Краснокутская, как и некоторые другие исполнители, говорит, что новое техническое оснащение в Мариинском оказалось очень кстати, позволив быстро и легко менять декорации.

Зрительный зал очень красив. Там очень светло и просторно, — сказала она».

Тем не менее, сообщает издание, не все остались довольны строением.

«Две сцены театра отличаются во всём. Новое здание выбивается из ряда окружающих его строений конца XIX века – и из ландшафта города, увековеченного в работах Гоголя и Достоевского.

[Ещё до начала строительства] опасались, что оно будет выглядеть как жилой дом или торговый центр. Люди не понимают, что это здание собой представляет, — говорит петербурженка Ирина Варго.

Строители снесли ради нового театра целый квартал, уничтожив конструктивистское здание ДК Первой пятилетки, остатки Литовского рынка и построенную в 1930 году школу. Глава петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис заявил, что была разрушена охраняемая в качестве части Всемирного наследия ЮНЕСКО зона в самом сердце города.

Я считаю, что это не только градостроительная ошибка – это градостроительное преступление, потому что случилось вторжение в один из самых уникальных уголков исторического центра Санкт-Петербурга, — сказал он.

А депутат петербургского ЗС Алексей Ковалёв выразился просто: «Это омерзительно!»

По моему мнению, это [здание] следует снести, — сказал он. – Мне всё равно, что у него внутри. А Гергиева нужно уволить».





[источники]

источники

http://www.svoboda.org/

http://topdialog.ru/




Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=22130
Tags: новости культуры
Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments