Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Categories:

А. А. Проханов о Пехтине, о Навальном, о метеорите, о еврейском центре, об едином учебнике истории

"Э.ГЕВОРКЯН: Понятно. Господин Навальный, который в том числе участвовал в разоблачении этого депутата, пишет: «Те, кто кликнули, лайкнули, сослались, сделали репост, то есть создали такой уровень потока информации, после которого и традиционные СМИ не смогли уже игнорировать тему, это важная штука. Наверное, самая важная». Вы какое значение отводите интернету и вот этим самым альтернативным СМИ, которые выводят тему? Может ли это вообще как-то кардинально изменить нашу жизнь?

А.ПРОХАНОВ: Ну, видите, мы уже живем в другом мире, наша жизнь изменена. Видите, насколько она улучшилась (эта жизнь)? И даже господин Навальный, который является, как бы, царем или королем интернета... Интернет полнится сообщениями о его винных заводах, о его странных связях с СПС с уничтожением или ухищрением каких-то миллионов денег. То есть интернет – он такой, клокочущий вулкан, такой, полный кипятка и в этом кипятке сварятся все рыбы. И я не исключаю, что, может быть, в какой-то момент на поверхность всплывет сваренный с белыми глазами господин Навальный, который так легко будет счищать чешую".
...

"Э.ГЕВОРКЯН: Продолжаем программу. Александр Проханов у нас в студии, мы завершим и продолжим тему разоблачений, которые вскрывались на этой неделе. Тамара уточняющий вопрос вам прислала: «Не показывает ли поступок Пехтина, что сохранение наворованного состояния недвижимости в ненавистных Штатах важнее депутатского мандата?»

А.ПРОХАНОВ: Я в этом ни черта не понимаю. Я не понимаю в этом мелкотемье, я не понимаю, как набрасываются на этот политический труп. Пехтин уже мертв, и на него набрасываются как крабы, как раки, как жуки-трупоеды. Это не тема для сегодняшней жизни. Я вам сказал, что я вчера побывал под Москвою, под Сергиевым Посадом. Там на огромных лесистых территориях находится Центр для испытания космических объектов. Это циклопические сооружения, созданные в советское время. В каждом из этих сооружений тысяча открытий, изобретений. Это грандиозно.

Э.ГЕВОРКЯН: До сих пор актуально.

А.ПРОХАНОВ: Это грандиозно как пирамида Хеопса. И в каждом из этих боксов грандиозных свой космический аппарат. Один летит в черный космос, другой ориентирован на Луну. Один аппарат облучается раскаленными лучами света, имитирующими солнце, одновременно с другой стороны его морозят до сотен градусов холода. Там испытывают современные новые ракеты, ракеты «Салют». Там вокруг этих изделий собраны лучшие люди России. Это умницы, это самоотверженные люди. Там очень много пожилых людей, героев, которые отстаивают свои ценности во что бы то ни стало.
И я был среди них, я был восхищен, я был потрясен. Меня привели на один этот испытательный стенд, он величиной, наверное, со сталинскую пятиэтажку, громадный. И там в этом стенде испытывались «Буран» и «Энергия». Это ворота в Марс, которые закрыли перед нашим носом и теперь мы занимаемся Пехтиным.

Э.ГЕВОРКЯН: Что вам эти достойные люди говорили о положении науки?

А.ПРОХАНОВ: Они молчали о своем подвиге. Они были такими весталками, которые стоят у гаснущего красного огня, не покидая это место, этот пост. Они говорили, мы рассуждали, что я видел на этом испытательном центре. Я их спрашивал: «Это что, это кладбище или родильный дом?» Один сказал, что это кладбище, другой сказал, что нет, это неправда, это родильный дом, там множество новых аппаратов.
И я вспомнил строку Баратынского, который сказал «Меж люлькою и гробом спит Москва». И сегодняшняя Россия – она живет между люлькою и гробом, и это самое главное, лежит ли в этой люльке родившийся дивный чудный младенец и находится ли в этом гробу твой отец, твой отче и что нам делать между люлькою и гробом? Неужели, Пехтиным заниматься?
Пехтин – это, повторяю, это труп, это прах. Даже в его фамилии есть нечто, связанное с развеванием пепла, понимаете? Давайте не обсуждать это".
...
(простите, что много букв)


"А.ПРОХАНОВ: Почему все время? Весь мир посыпается метеоритами. Россию просто окропили этой росой божественной. Я говорил, что, ведь, в Древней Руси метеориты называли «христовы камни». И русские люди древние, ну, не совсем даже древние, ну, в XIX веке, они верили, что с метеоритом на Землю прилетает благая весть. Кстати, ученые тоже полагают, что жизнь была занесена на Землю метеоритами. И вот эти камушки, которые они находили, они очень бережно хранили, растирали в мелкий порошок и замешивали в пироги, в блины и съедали для того, чтобы приобщиться к вот этим летящим с неба вестям. И я думаю, что сейчас Челябинская область, которая очень интересна... Там же, ведь, Аркаим – это такая таинственная матка, откуда вышли арийцы. Чуть севернее Ганина Яма, где почил или куда ушли трагически остатки царя. Там же ельцинский университет, откуда он возник, его родина. Урал – это странное место. И то, что именно на Урал, на Челябинск упал метеорит, это какой-то знак. И я думаю, что челябинские люди, которые уже оправились от этого удара, от этой вспышки, от разбитых стекол, они сейчас сотнями или тысячами бродят по окрестностям озера, тайно спускаются туда, вылавливают эти камушки, тщательно их растирают и сейчас сидят там по домам, по лабораториям, по конторам, по гарнизонам, замешивают их в тесто и жуют, жуют, жуют.

Э.ГЕВОРКЯН: Пирожки с божественной пылью.

А.ПРОХАНОВ: Да.

Э.ГЕВОРКЯН: А вы смотрели ролики в интернете, которые свидетели и очевидцы всего происходящего все это записывали? Вы как писатель оценили все богатство русского языка и вообще сам накал?

А.ПРОХАНОВ: Нет, не оценил, потому что это были очень такие, лаконичные, свойственные русскому человеку выражения, которые годны для любого случая. Они годны для падения метеорита или для рождения любимого ребенка в семье, или к удалению Пехтина из Думы. Это универсальные выражения, которые выделяют кратко, очень точно отношение русского человека к жизни".
...
"А.ПРОХАНОВ: А я-то думаю как раз, в отличие от моих возмущенных друзей... Я понимаю их возмущение. Я-то думаю иначе, что мы явились свидетелями очень интересных и очень объемных знамений и знаков, которые в последнее время Путин делает своими экстравагантными посещениями или заявлениями как, например, посещение кургиняновского съезда, ошеломившего всех.

А дело в том, что, ведь, вы же знаете, что американский суд потребовал от России возвращения американской хасидской общине Библиотеки Шнеерсона, наложил какие-то страшные штрафы и запреты. То есть, по существу, это была акция американцев (не суда, а американского истеблишмента), следующая после списка Магнитского. Это был мощнейший организационный удар по России, потому что, поскольку Россия, конечно, не отдаст эти списки или не отдает эти списки, это должно быть по мнению архитекторов этого удара породить жуткий вопль во всем либеральном мире и в еврейском сообществе. Россию и Путина должны были обвинить в антисемитизме, должны были обвинить Россию в людоедстве и ожидали, что вот эта волна начнет раскручиваться. Кстати, была апелляция и к еврейскому сообществу и в России, они надеялись, что и здесь поднимется буря негодования и они кинутся все выхватывать эти рукописи и книги Шнеерсона из рук Путина.

Путин пришел в Еврейский центр в окружении раввинов, по соседству с Берлом Лазаром и нанес ответный удар, что очень редко бывает. Кстати, список Магнитского и вот этот вот сиротский список Думы – это неадекватный ответ, это здесь был проигрыш большой. А Путин нанес очень мощный удар. Что он сделал? Он пришел и сказал, что рукописи и книги из Библиотеки Шнеерсона останутся в России (это ясно совершенно), чтобы они не лезли со своим свиным рылом в калашный ряд русский. Но они (эти книги) будут размещены в этом Центре, они станут достоянием еврейской общественности российской. Мы не утаиваем эти книги, мы не накладываем запрет на эту мистику еврейскую, вот эту любавичевскую. И таким образом эта библиотека становится доступной, прежде всего, российской еврейской общине и еврейской общине всего мира. Был выбит корень, в общем, камень из-под ног этих вот американцев.

Но далее он говорил, он сделал заявление именно там, в этом Еврейском центре о русской истории и о русском языке. Он сказал, что русская история неразделима, нерасчленима, она едина, она движется единым потоком. Он имел в виду, что вычленение из русской истории советского периода является преступным и невозможным. Он дал понять, что он (Путин) и идеология, которая складывается вокруг него, она считает всю российскую историю драгоценной, полноценной, какой бы она ни была – история Грозного, Петра, Николая Второго, советский, сталинский период. И он дал понять.

Ведь, обычно очень многие нападают на этот советский этап сегодня. Это либеральные круги, среди которых довольно много евреев радикальных. И он в Еврейском центре, в присутствии таких вот вельможных, аристократических евреев из духовенства (а там же был и Вексельберг), он дал понять: «Перестаньте нападать на советский период истории». Это было услышано, это было сделано точно и в том же самом месте. Значит, никакого антисемитизма, никакой нелепости в этом контрударе по американцам. И одновременно я смотрел на смышленое, умное лицо Берла Лазара, на его умные глазки, которые смотрели, не отрываясь, на Путина, когда он говорил. И я понял, что сообщение принято".
...
 "
А.ПРОХАНОВ: Сначала необходим ли нам учебник с единой концепцией истории, о которой говорил Путин.

Э.ГЕВОРКЯН: Да. Кому так плохо от того, что есть несколько мнений?

А.ПРОХАНОВ: С концепцией, против которой выступили все либералы, в том числе господин Сванидзе вчера выступал, он предпочитает иметь, ну, как минимум 2 взгляда на историю, а, по существу, этих взглядов может быть 12. И таким образом общественное сознание через понимание истории хаотизировано. Нет никакой единой истории, а есть непрерывная схватка представлений.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну так а что плохого? Вот сегодня есть газета «Завтра», есть либеральные какие-то издания, есть другие издания. Это же реальность?

А.ПРОХАНОВ: Да, это хорошо, конечно. И чтобы и были и педерасты, и чтобы был культ Вуду. Что толку в православии?

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, это же правда.

А.ПРОХАНОВ: Это хорошо.

Э.ГЕВОРКЯН: Не, я не говорю, что это хорошо. Я говорю, что это правда.

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что это замечательно. Так вот если в стране будет несколько историй и общественное сознание... А история – это же не способ завивки волос или подкрашивания ресниц, это глубинные ориентации народа на грядущие исторические деяния, исходя...

Э.ГЕВОРКЯН: Так пришел сегодня дядя Вася, завтра дядя Вова и каждый будет переписывать?

А.ПРОХАНОВ: ...исходя из концепции прошлого. История будет переписываться всегда. Она переписывалась и будет переписываться. История Карамзина и история Ключевского – это 2 абсолютно разные истории, написанные представителями разных классов правящих и господствующих. И история советская, сталинская история – это все разные истории.

Поэтому Путин, совершенно справедливо думая, что, все-таки, может быть, настанет момент, когда надо повести наш сбившийся с толку разрозненный, атомизированный, рассыпанный на горсточки народ, повести единым маршем на русскую победу, на свершение, на создание настоящего государства, настоящей жизни, настоящего уклада. Этот уклад может создаваться только при едином понимании истории.

Если, например, допустим, государством, Путиным поставлена, например, цель «Воссоздание сильного в рамках Евразийского государства сверхгосударства», такая цель поставлена и вдруг половина общества будет сориентирована на то, что это абсурд, это неосталинизм, это фашизм, это гитлеризм, это имперские амбиции... Эта цель не будет достигнута.

Э.ГЕВОРКЯН: Но даже в советское время оставались и диссиденты, оставались люди инакомыслящие. Это же невозможно всех заставить думать одинаково, напишите вы хоть там миллион учебников с одной позицией.

А.ПРОХАНОВ: Я понимаю. Я понимаю, все люди мыслят по-разному. Но представляете, если бы во время (я утрирую, конечно), во время Отечественной войны на полях сражения одна половина наших солдат думала, что Гитлер – это мерзавец и фашист, а другая половина думала, что он, все-таки, ничего, хороший человек там?

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, кто-то так и думал, но там уже заградотряды поставили.

А.ПРОХАНОВ: Нет, вот это неправда. Вот это неправда. Была плазма, раскаленная идеологическая плазма, которая примиряла охранников и зеков, деникинцев и красноармейцев, раскулаченных крестьян и тех, кто их раскулачивал. И в этой плазме, только в этой плазме была одержана победа. И России предстоят огромные вызовы, трагические свершения и трагические порывы. Для этих порывов народ должен быть мобилизован, организован. Он не может составлять из себя пушистое облако, наполненное пустотой или дымом. Поэтому предложение Путина создать единую концепцию истории вовсе не расходится с предложением, скажем, американских философов и историографов создать единую концепцию США. Она создана. Нет трех концепций. И во Франции это есть, и в Китае. А в России есть 100 историй. Вот этому не бывать.

История нового времени постпутинского – она будет написана. Я не знаю, как она будет написана. Если, например, окончательно победят либералы... Вот, в 1991 году победили либералы и никакой антилиберальной истории не было – была лютая антисоветская история и были все учебники написаны либералами, причем под кальку, просто разными стилями с разной порчей русского языка. Но была единая монополия на историю.

Эта монополия разрушена сейчас, вы правы. Появилась газета «День» как идеологический фактор, появились и другие вещи. Эта монополия разрушена и идет схватка за историю. Идет смертельная схватка за историю. Кто в этой схватке победит, в этой схватке за историю, тот победит и в политике, и в будущем".
...



"Э.ГЕВОРКЯН: Ну, в общем, верным путем идет товарищ Путин, да? Вот, со всеми инициативами в своей борьбе с экстремизмом.

А.ПРОХАНОВ: Во всяком случае, он нарушает монополию либералов на историю.

Э.ГЕВОРКЯН: Да какая монополия либералов? О чем вы?

А.ПРОХАНОВ: Я говорю об исторических представлениях, которые были запущены в общество после 1991 года. Это лютый антисоветизм. Лютый антисоветизм – это геральдика всего либерального периода. Тогда она была тотальной. Сейчас она в меньшей степени, но она тоже присутствует. А что такое либеральный взгляд на историю?

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, ваша же газета выходит, куча ваших соратников также выпускает книги, газеты, в интернете есть порталы.

А.ПРОХАНОВ: И так было всегда. Так было после 1991 года. И не было никаких танков, которые расстреляли нашу газету. Ну, не было этих танков. Мы всегда пользовались правом слова. Среди телевизионных передач кроме Проханова еще тысячи патриотов русских, тысячи просто. И ни одного либерала.

Вы же понимаете, что в СМИ по-прежнему существует либеральная доминанта. Она поколеблена, она будет меняться, уверяю вас".
...



Э.ГЕВОРКЯН: «Наш МИД не может договориться с Евросоюзом о безвизовом режиме, - пишет наш слушатель с ником Дыбенко. – Не знаете ли, в чем причина?» И нужен ли нам вообще этот самый мир без границ, за который тут мы как-то бьемся?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я не знаю. Во всяком случае, массовое бегство русских людей из государства, которое их выучило, вскормило, позволило им на русских ресурсах заработать, это массовое явление и здесь не нужны визы. Они и без всяких виз уезжают. То есть они Шенген себе добывают...

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, не так легко, как они бы, наверное, поехали, если бы...

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, они надрываются. Прежде, чем увезти очередной миллиард награбленный, столько труда, столько пота... Так жалко.

Э.ГЕВОРКЯН: Слушайте, ваши ученые любимые, уезжая из страны, потому что они не могут здесь себя реализовать профессионально, уезжают не с миллиардами, а от безысходности в некотором смысле.

А.ПРОХАНОВ: Нет, они уносят миллиарды в мозгах своих.

Э.ГЕВОРКЯН: Да, да. К сожалению.

А.ПРОХАНОВ: Безысходность... Я вам говорил о своем посещении под Сергиевым Посадом? Это была гигантская космическая индустрия и никто не убегал, все создавали ценности. Пришли ваши люди, грубо говоря, условно говоря... Не ваши, Эвелина. А пришли либералы, они замучили и уничтожили эту отрасль. Они убили школы, они убили университеты. И талантливые русские люди вынуждены уезжать туда, где остались лаборатории, где есть приборы, где есть элементная база. Это все сделали вот эти убийцы, которые установили монополию на историю, назвали весь советский период чудовищным и все, что сделано в советское время, включая, как ни странно, победу 1945 года, о чем говорит Минкин (он жалеет, что Гитлер проиграл Сталину, он жалеет, бедняга)...

Э.ГЕВОРКЯН: Оставим господина Минкина".


Tags: Проханов, Рыцарь без страха и упрека, новости культуры, новости науки, новости политики, человек - глыба
Subscribe

  • Вы будете смеяться

    но среди этой публики Навальному места не нашлось. Яшин есть! Мохнаткин! Пуси райот в полном составе! Какой-то Титиев! Лев Пономарев! Платошкин! А…

  • "Жизнь как горы - то вверх, то вниз...."

    Я его посмотрела! Отличный фильм производства Финляндии, Эстонии и Кении! 50 минут за 20 000 евро. Его показали в 2012-м году на международном…

  • (no subject)

    6 апреля 2020 Министерство внутренних дел Франции официально ввело цифровой QR-код, чтобы облегчить систему обоснования выхода на улицу для жителей…

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Вы будете смеяться

    но среди этой публики Навальному места не нашлось. Яшин есть! Мохнаткин! Пуси райот в полном составе! Какой-то Титиев! Лев Пономарев! Платошкин! А…

  • "Жизнь как горы - то вверх, то вниз...."

    Я его посмотрела! Отличный фильм производства Финляндии, Эстонии и Кении! 50 минут за 20 000 евро. Его показали в 2012-м году на международном…

  • (no subject)

    6 апреля 2020 Министерство внутренних дел Франции официально ввело цифровой QR-код, чтобы облегчить систему обоснования выхода на улицу для жителей…