Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Легендарные личности

Знаете ли вы, что легендарное правозащитное движение в СССР полномасштабно развернулось после процесса над Даниэлем и Синявским? Конечно, знаете. Это записано в биографиях самых лучших представителей отечественной интеллигенции - Алексеевой, Ковалева и прочих.
Да. Это была целая эпоха - эпоха борьбы, страданий, выживания. Эти люди - настоящие герои. О них слагают легенды, их любят и ценят на западе.

Синявский и Даниэль. Кадр из фильма 

Но историю Синявского и Даниэля эти граждане не очень любят рассказывать. Потому что не хватает в ней должного трагизма и зверства властей. Что сотворили - за то и получили. По тогдашнему законодательству.  Но наши правозащитники, естественно, утверждают, что эта парочка сидела только за то, что опубликовала свои опусы за границей. Другой причины вроде бы как нет. Но на самом деле это не так.

Их судили за антисоветскую деятельность и пропаганду. И это происходило во время холодной войны. И больше напоминало предательство Родины, нежели какую-то агитацию. 

Но с чего все началось?
Андрей Синявский. Человек - легенда, которому поклоняется наша интеллигенция. 
Русский писатель. Правозащитник. Политический заключенный. 
Мальчик из хорошей  семьи, сын дворянина и левого эсера, трагически не попавшего под каток 37-го.  В началом войны семья эвакуировалась в Сызрань. Там же он закончил школу в 1943 году, был призван в армию. Но на фронт не попал, служил на аэродроме. Повезло. В 1945 году поступил на филологический факультет МГУ. После окончания работал в Институте мировой литературы, преподавал в МГУ и школе-студии МХАТ. Был ведущим литературным критиков в "Новом Мире" у Твардовского. 
Писал о творчестве Горького, Пастернака, Бабеля, Ахматовой. И сам понемногу пописывал. 
То есть, все было плохо. Хуже некуда. Так жить было нельзя. 
И он разразился своими сатирическими художественными произведениями. 
В силу разных причин это публиковать в СССР было невозможно. Под катом отрывок из его произведения.  Почитаете - поймете почему их было просто невозможно печатать в советских журналах.
 
Поэтому он переправлял их за рубеж. И там они пришлись ко двору. Потому что в разгар холодной войны такие опусы были просто находкой для антисоветской пропаганды.  Там он печатался под псевдонимом Абрам Терц. А вывозила его произведения Элен Замойская, дочь военно-морского атташе Франции. Что-то вдруг вспомнилась история с болельщицами Зенита.


И случилось немыслимое. Его вдруг арестовали за антисоветскую деятельность! 
Можете себе представить весь ужас этого? Совершенно невинного человека, который просто выступил на стороне врага в войне двух стран, арестовали!
И осудили на 7 лет ИТК строгого типа по статье 70 УК РСФСР "Антисоветская агитация и пропаганда"!
Вместе с Ю. Даниэелем, которого осудили на 5 лет.
[Нажмите, чтобы прочитать статью 70 УК РСФСР]

УК РСФСР 1960

  • Статья 70: Антисоветская агитация и пропаганда

Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти либо совершения отдельных особо опасных государственных преступлений, распространение в тех же целях клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно распространение либо изготовление или хранение в тех же целях литературы такого же содержания — наказывается лишением свободы на срок от шести месяцев до семи лет или ссылкой на срок от двух до пяти лет.


И понеслось. 
Все неполживая эсэсэсэровская интеллигенция как один поднялась на защиту этих двух людей. 
Приблизительно также, как сейчас на защиту плясуний. 

63 деятеля культуры и искусств высказались в защиту авторов. И напечатали свое письмо в Литературной газете в 1966 году. 
Видите, как ужасно давила советская власть? Просто репрессировала всех за одну только антисоветскую  мысль! Да так, что все эти деятели, в том числе Паустовский, Ахмадулина, Берестов, Каверин, Мориц, Нагибин и прочие, серьезно пострадали за эту историю от мстительной советской власти - их произведения  не перестали издавать огромными тиражами, изучали в школах, их продолжали осыпать премиями и привилегиями. Вот какая жестокая жестокость со стороны властей.

А Шолохов, Федин, Михалков, Тихонов - высказались против этой парочки. А честный-пречестный Александр Гинзбург, отсидевший 2 года за то, что ходил сдавать экзамены за своего друга, написал книгу - "Белые страницы" о процессе. За что тоже пострадал, но это отдельная история. 

5 декабря 1965 года интеллигенция вышла на Пушкинскую площадь, на "Митинг гласности".
И после митинга советская власть совершенно зверски арестовала 3 человек! И через 2 часа отпустила! Немыслимая жестокость! С этого всё и началось - все тюрьмы, психушки, выдворения из СССР, 
А цензура была ужасающей. Ведь в официальной советской  "Литературной газете"  было напечатано всего одно письмо, но 63-х человек, в защиту невинно осужденных! Не хватало гласности  и перестройки. 
 
Судьба Синявского сложилась трагически. После освобождения в 1973-м году он уехал жить и  работать во Францию, в Сорбонну. Советского гражданства его самым нечеловеческим образом не лишили. 

Скончался в 1997 году, в возрасте 72 лет. 
 Его могилка
Я пыталась почитать его "сатирические произведения". Но надолго меня не хватило. Добралась до этого отрывочка, и дальше не смогла:
[Нажмите, чтобы прочитать. Может, кому-то и понравится]

"Карлинский подавил внезапный приступ тошноты. Чтобы рассеяться, стал думать о Мальтусе. В каждой теории есть своя правда. Нельзя же размножаться до бесконечности? Заселим Сахару, Антарктику, а дальше куда? Вот тут и следует изобрести нечто универсальное.

Известно же — человечий зародыш на какой-то ранней стадии уподобляется рыбе. Зачем же попусту гибнуть рыбным богатствам страны? В прекрасном будущем этих милых рыбок утилизируют. Осторожно изымут из материнского чрева и станут разводить в особых прудах, приучая к самостоятельности. Пускай себе обрастают чешуйками и плавниками под государствен-ной охраной какого-нибудь глобовского собрата. Тут же, при абортарии — рыбозавод, консервы в огромном количестве. Кого в шпроты, кого в килечки — по национальному признаку. И все произойдет в согласии с марксизмом. Мы снова вернемся к людоедской закуске. Но не вспять, не к первобытному пожиранию себе подобных товарищей, а, так сказать, на более высокой и деликатной основе. Развиваясь по спирали...

Юрия уже не тошнило. Он был в восторге: не познакомить ли Марину Павловну с этой оригинальной идеей? Но покуда он сомневался — все-таки дама,— Марина сказала:

— Володя, что за секреты в обществе? Это нетактично. Кушай свою рыбу".
Полностью 


Впечатления от прочитанного аналогичны тем, которые я испытываю, когда читаю нынешних творцов типа Николая Ускова. Прекрасно понимаю, что кому-то это нравится. Но мои взгляды, видимо, очень устаревшие и мракобесные. Мне почему-то не нравится грязь и пошлость. Но это уже на чей вкус.

[Нажмите, чтобы прочитать отрывки из произведений безвинно пострадавших]
А. Синявский. "Что такое социалистический реализм".

"Пятиконечные звезды  
       выжигали на наших спинах
                                панские воеводы. 
Живьем,      
   по голову в землю,                         
  закапывали нас банды                                                
Мамонтова. В паровозных топках                    
 сжигали нас японцы, рот заливали свинцом и оловом,  отрекитесь! - ревели,

                      но из горящих глоток   
           лишь три слова:  
- Да здравствует коммунизм!  
В.Маяковский

Но не только нашу жизнь, кровь, тело отдавали мы новому богу. Мы принесли ему в жертву нашу белоснежную душу и забрызгали ее всеми нечистотами мира.

Хорошо быть добрым, пить чай с вареньем, разводить цветы, любовь, смирение, непротивление злу насилием и прочую филантропию. Кого они спасли? что изменили в мире? — эти девственные старички и старушки, эти эгоисты от гуманизма, по грошам сколотившие спокойную совесть и заблаговременно обеспечившие себе местечко в посмертной богадельне.

А мы не себе желали спасения — всему человечеству. И вместо сентиментальных вздохов, личного усовершенствования и любительских спектаклей в пользу голодающих мы взялись за исправление вселенной по самому лучшему образцу, какой только имелся, по образцу сияющей и близящейся к нам цели.

Чтобы навсегда исчезли тюрьмы, мы понастроили новые тюрьмы. Чтобы пали границы между государствами, мы окружили себя китайской стеной. Чтобы труд в будущем стал отдыхом и удовольствием, мы ввели каторжные работы. Чтобы не пролилось больше ни единой капли крови, мы убивали, убивали и убивали.

Во имя цели приходилось жертвовать всем, что у нас было в запасе, и прибегать к тем же средствам, какими пользовались наши враги, — прославлять великодержавную Русь, писать ложь в «Правде», сажать царя на опустевший престол, вводить погоны и пытки... порою казалось, что для полного торжества коммунизма не хватает лишь последней жертвы — отречься от коммунизма.

Господи, Господи! Прости нам наши грехи!

Наконец он создан, наш мир, по образу и подобию Божьему. Еще не коммунизм, но уже совсем близко к коммунизму. И мы встаем, пошатываясь от усталости, и обводим землю налитыми кровью глазами, и не находим вокруг себя то, что ожидали найти.

Что вы смеетесь, сволочи? Что вы тычете своими холеными ногтями в комья крови и грязи, облепившие наши пиджаки и мундиры? Вы говорите, что это не коммунизм, что мы ушли в сторону и находимся дальше от коммунизма, чем были в начале? Ну, а где ваше Царство Божие? Покажите его! Где свободная личность обещанного вами сверхчеловека?"

Полностью 


А это образец творчества Ю. Даниэля
"Говорит Москва"

"Ну, а эти, толстомордые, заседающие и восседающие, вершители наших судеб, наши вожди и учителя, верные сыны народа, принимающие приветственные телеграммы от колхозников Рязанской области, от металлургов Криворожья, от императора Эфиопии, от съезда учителей, от Президента Соединенных Штатов, от персонала общественных уборных? Лучшие друзья советских физкультурников, литераторов, текстильщиков, дальтоников и умалишенных? Как с ними быть? Неужто простить? А тридцать седьмой год? А послевоенное безумие, когда страна, осатанев, билась в падучей, кликушествовала, пожирая самое себя? Они думают, что если они наклали на могилу Усатому, так с них и взятки гладки? Нет, нет, нет, с ними надо иначе; ты ещё помнишь, как это делается? Запал. Сорвать предохранительное кольцо. Швырнуть. Падай на землю. Падай! Рвануло. А теперь — бросок вперед. На бегу — от живота, веером. Очередь. Очередь. Очередь... Вот они лежат, — искромсанные взрывом, изрешеченные пулями. Скользко: ноги скользят. Кто это? Ползет, волоча за собой кишки по паркету, усыпанному штукатуркой. А, это тот, обвешанный орденами, который сопровождает Главного в поездах! А почему он такой худой? Почему на нем ватник? Я его уже видел один раз, как он полз по грейдеру, вывалив в пыль синеву и красноту своего живота. А эти? Я их видел? Только тогда на них были пояса с надписью «Готт мит унс» на пряжках, фуражки с красными звездами, сапоги с низким подъемом, прямой наводкой, обмоткой, пилоткой, русские, немцы, грузины, румыны, евреи, венгры, бушлаты, плакаты, санбаты, лопаты, по трупу прошел студебеккер, два студебеккера, восемь студебеккеров, сорок студебеккеров, и ты так же будешь лежать, распластанный, как лягушка, — все это уже было!"..
Полностью 


Вот такая штука. Если вы будете читать о процессе над Даниэлем и Синявским, везде будет указано, что их судили за литературу, за их художественное слово, за их честность, правдивость, блаагордство и прочее-прочее. 
Никто не пишет о сути того, что они излагали в своей прозе. О содержании, о том, какие идеи они пытались донести через свои произведения. . 
Сейчас все делают вид, что в том, что писал Синявский, дескать. нет ничего особенного. Как можно судить человека за слово?

Но почему-то забываю о роли слова в советское время. Тогда оно не было так обесценено как сейчас. Слово имело вес. И серьезный. И я точно знаю, что из-за него СССР проиграл в холодной войне. Помните дефицит всего в конце 80-х? Как сложно было приобрести элементарное. 
Кроме литературы и периодики. Все киоски, книжные магазины были забиты газетами, журналами, книгами о десталинизации. В головы советских граждан просто вбивали идею того, насколько был плох СССР. И люди поддались. Читали и ужасались. И каялись в своем прошлом. И мечтали о "дороге к Храму". И отвергли свои прошлые ценности, выбросили как ненужный мусор.
В результате никто не вышел на защиту СССР. 

 Кстати, книг Синявского и Даниэля почему-то в те времена широко не издавали. Интересно, почему? Что мешало прорабам перестройки наряду с полочными фильмами и неопубликованными книгами, дать гражданам почитать настоящую антисоветскую литературу, за которую пострадали эти люди?

Много ли 7 лет за антисоветскую деятельность и литературу? 
Наверное, много. 
Но не мне об этом судить. Просто невозможно вернуться в то время, в те реалии. В состояние холодной войны, сопровождавшейся многими горячими эпизодами, но не на нашей территории. В ту войну, которую не мы начали. Тогда всё было гораздо серьезнее и страшнее. Взять хотя бы Карибский кризис.

Почитайте еще разок отрывки из произведения этих святых мучеников режыму. 
Эти люди были на стороне нашего противника. 

А судить исходя из нынешних времен не нужно. 
Неизвестно, как посмотрят на нынешние события наши потомки через 50 лет. 


Tags: высокие технологии, гадючница, диссиденты, дотянулся проклятый, заграница нам поможет, интеллигентности, новости культуры, первоисточник, политзк, репрессии
Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments