Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Раз уж зашел разговор...

"Революционеры   крались   по   коридорам,    заворачивали    за   углы,
останавливались, озирались,  прислушивались.  Где-то там, у входа,  валялась
жалкая, теперь уже бездыханная, охрана: что может бердыш или алебарда против
обоюдоострого, быстрого, как птица, крюка!
     Прошли  два  яруса, поднимались  по  лестницам, на  цыпочках  пробегали
висячие галереи, где сквозь  оконные пузыри  сильно и  страшно светила луна;
черными  валенками  бесшумно  пробежали  по   лунным  половицам;  раскрылись
внутренние,  высокие и  узорные сени,  где  похрапывала, -  ноги взразвалку,
шапки на  грудях,  -  пьяная внутренняя  охрана.  Тесть  тихо  заругался: ни
порядку  в  государстве,  ничего.  Все  Федор  Кузьмич развалил,  слава ему!
Быстро, сильно тыкая, обезвредили охрану.
     После сеней  опять пошли коридоры,  и  сладкий  запах  приблизился,  и,
глянув  вверх,  Бенедикт  всплеснул руками:  книги!  На полках-то  -  книги!
Господи!  Боже святый!  Подогнулись  колени, задрожал, тихо  заскулил: жизни
человеческой  не   хватит  все  перечитать-то!   Лес   с   листьями,  метель
бесконечная, без разбору,  без числа! А!.. А!!!.. А!!!!!!!!! А может... а!..
может  тут где...  может  и заветная  книжица!.. где сказано, как жить-то!..
Куда идтить-то!.. Куда сердце повернуть!.. Может, ту книжицу Федор  Кузьмич,
слава  ему, уже нашел,  разыскал  да читает: на лежанку прыг, да все читает,
все читает! Вот он ее нашел, ирод, да и читает!!! Тиран, бля!
     - Не отвлекайся! - дохнул в лицо тесть.
     Коридоры  ветвились, загибались,  раздваивались,  уходили  в  неведомые
глубины терема. Тесть крутил глазами - только книжные корешки мелькали.
     - Должон  простой ход быть, - бормотал тесть. -  Где-то тут простой ход
быть должон. Быть того не может... Где-то мы тут сбилися...
     - "Северный Вестниииииик"!!! Восьмой номееееееер!!! - завопил Бенедикт.
Рванулся, толкнув Кудеяр Кудеярыча; тот споткнулся, ударился о стену; падая,
уперся  рукой;  стена   подалась  и  оборотилась  полкой,  полка  рухнула  и
посыпалась, и се,  - раскрылась взгляду палата большая-пребольшая, по стенам
все  шкафы  да  полки, а  в палате столы без  счету,  книгами  завалены, а у
главного стола, в полукольце тысячи свечей,  тубарет высокий, а  на тубарете
сам Федор Кузьмич, слава ему, с письменной палочкой в  деснице; личико к нам
оборотил и ротик разинул: удивился.
     - Почему без доклада? - нахмурился.
     - Слезай,  скидавайся,  проклятый тиран-кровопийца,  - красиво закричал
тесть. - Ссадить тебя пришли!
     - Кто пришел? Зачем  пропустили? - забеспокоился  Федор  Кузьмич, слава
ему.
     - "Кто пришел", "кто пришел"! Кто надо, тот и пришел!
     - Тираны  мира, трепещите, а вы  мужайтесь  и  внемлите!  -  крикнул  и
Бенедикт из-за тестева плеча. 
 
-  Чего  "трепещите"-то?  -  Федор  Кузьмич  понял,  скривил  личико  и
заплакал. - Вы чего делать-то хотите?
     - Кончилась твоя неправедная власть!  Помучил народ - и будя! Сейчас мы
тебя крюком!
     - Не надо, не надо меня крюко-ом! Крюком больна-а!
     - Ишь ты! Он еще будет жалкие слова говорить!  - закричал тесть. -  Бей
его! - И сам ударил наотмашь. Но Федор Кузьмич, слава ему, горошком скатился
с тубарета и отбежал, так что попал тесть по книге, и книга та лопнула.
     - Зачем, зачем вы меня ссаживаете-е-е-е?
     -  Плохо государством управляешь! -  закричал тесть  страшным  голосом.
Бросился  с крюком  к  Набольшему  Мурзе,  долгих  лет ему  жизни, но  Федор
Кузьмич, слава ему,  опять нырнул под тубарет, оттуда под  стол, и перебежал
на другую сторону горницы.
     - Как умею, так и управляю! - заплакал с той стороны Федор Кузьмич.
     -  Развалил все  государство  к чертовой  бабушке!  Страницы  из книжек
выдираешь! Лови его, Бенедикт!
     -  У пушкина стихи украл! - крикнул тоже и Бенедикт, распаляя сердце. -
Пушкин - наше все! А он украл!
     - Я колесо изобрел!
     - Это пушкин колесо изобрел!
     - Я коромысло!..
     - Это пушкин коромысло!
     - Я лучину!..
     - Вона! Еще упорствует...
     Бенедикт  бросился ловить Федора Кузьмича  с одной стороны стола, тесть
кинулся в обход с другой стороны, а Набольший Мурза, долгих  лет ему  жизни,
опять нырнул под стол и перебежал назад.
     - Не трогайте меня, я добрый и хороший!
     - Юркий, гнида! - закричал тесть. Рукой о стол оперся и прыгнул,  прямо
одним  прыжком  столешницу перемахнул.  Федор Кузьмич, слава  ему,  визгнул,
порскнул под шкаф и забился там в глубину куда-то.
     -  Лови его! - хрипел тесть, шаря и  тыкая крюком под полками. - Уйдет!
Уйдет! У него тут ходы всюду прорыты!
     Бенедикт подбежал на подмогу. Вместе, мешая друг другу, тыкали крюками,
шарили, запыхались.
     - Чего-то держу, вроде попался... Ну-к, ты помоложе, нагнись погляди...
Не подцепить никак... Он, нет?..
     Бенедикт  встал на  четвереньки,  завернул  голову  под шкаф,  - темно,
клочья какие-то.
     - Не видать ничего... Кудеяр Кудеярыч, вы бы посветили!
     -  Выпустить  боюсь...  Ну-ка,  крюк  перехвати  у меня...  Ч-черт,  не
пойму...
     Бенедикт перехватил крюк; тесть встал на карачки, пустил под шкаф свет,
кряхтел .
     - Пылишша... Не видать ничего... Пылишшу развел...
     Под  крюком  дернулось, вроде  как одежда  треснула,  Бенедикт тыкнул с
поворотом, но  поздно: туку-туку-туку,  -  мелкие  шажочки  перебежали вдоль
стены за полками куда-то вглубь палаты.
     -Упустил, чорт! - крикнул тесть с досадой. - Учил ведь тебя, учил!
     - А чего всегда я!.. Вы сами за одежу зацепили!
     - Придавить  надо  было! Где он  теперь... А ну, выходи, Федор Кузьмич!
Выходи по-хорошему!
     - Нечестно, нечестно! - крикнул Федор Кузьмич, слава ему, из-под полок.
     - Там он! Давай!
     Но Федор Кузьмич опять перебежал.
     - Не надо меня ловить, маленького такого!..
     - Тыкай!.. Тыкай сюда, тудыть!..
     -  Почему настаиваете?.. Уходите  отсюда! -  пискнул  Федор Кузьмич  из
третьего места.
     - ...Плохие люди! - крикнул из четвертого.
     Тесть озирался, Бенедикт озирался,  вытянув шею, склонив голову,  - вот
шуркнуло  под   дальним  шкафом;  повернул  голову  к  дальнему  шкафу;  вот
прошелестело под  полками; мягким длинным прыжком Бенедикт прыгнул к полкам;
если закрыть глаза, звуки  лучше слышно; закрыл  глаза,  поводил  головой из
стороны в сторону; еще бы уши прижать, - совсем хорошо бы: ноздри раздулись,
- можно и по запаху... где он пробегает, там его запах... Вот он!
     - Вот он! -  крикнул Бенедикт, прыгая,  наваливаясь и крутя крюком; под
крюком пронзительно, тонко завизжало. - Держу-у-у-у!
     Лопнуло что-то; звук такой тихий, но отчетливый; на  крюке напряглось и
обмякло. Бенедикт крутанул  и выволок из-под полки  Набольшего Мурзу, долгих
лет  ему  жизни. Тельце чахленькое, а сколько  возни было. Бенедикт  сдвинул
колпак, обтер рукавом  нос. Смотрел. Видать, хребтина переломилась:  головка
набок свернута, и глазки закатимши.
     Тесть подошел, тоже посмотрел. Головой покачал.
     - Крюк-то запачкамши. Прокипятить придется.
     - Ну а теперь чего?
     - А счисть его вон хоть в коробку.
     - Руками ?!
     - Зачем руками? Боже упаси. Вон бумажкой давай. Бумажки-то тут полно.
     - Э, э, книги не рвите! Мне читать еще!..
     - Тут без букв. Картинка одна.
     Тесть  вырвал  портрет  из  книжки,  свернул кульком,  руку  просунул и
счистил Федора Кузьмича, слава ему, с крюка. И крюк обтер.
     - Так вот, - бормотал тесть. - Никому тиранить не дозволено! Ишь,  моду
взяли: тиранить!"

Татьяна Никитишна Толстая
отрывок из романа "КЫСЬ".
Москва  -  Принстон  -  Оксфорд  - остров Тайри -  Афины  -  Панормо  -
Федор-Кузьмичск - Москва

            1986--2000


Готовый сценарий. Эй, ррреволюционеры, классику читать надо. Бери и пользуй. Все предусмотрено.

Tags: методичка, новости культуры
Subscribe

promo fish12a июль 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments