Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

А.А Проханов на Эхе о Гудкове, о Навальном, о 100 днях Путина, об оборонке. о космосе, о Сирии

"О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Ну, если серьезно, история с Гудковым – вас в ней что-то удивило? Или это логичный ход событий?

А.ПРОХАНОВ: Я над ней размышляю, я пытаюсь в себе разобраться, когда размышляю о Гудкове. Конечно, противно, когда власть кого-то мнет, топчет, особенно прилюдно и особенно достаточно неуклюже. И каждую неделю включаешь радио и слышишь, власть кого-то терзает, кого-то она топит, топчет, там, что-то раздается клекот, хлюпанье. Мне это неприятно. Но сказать, что я особенно сочувствую Гудкову, я тоже не могу.

Я думаю, что Гудков, уйдя из депутатов и потеряв бизнес, и вознамерившись стать лидером оппозиции, он просчитался. Не та репутация. Конечно, вот этот либеральный мир, либеральный поток – он истеричен, он, во многом, слеп, он одержим. Но не настолько же, чтобы не разобраться в господине Гудкове. Не потому, что Гудков – бывший майор КГБ, а потому что он предал свою контору. Он так отзывался о госбезопасности, он так отзывался о всем советском прошлом, что вот этим ренегатам не веришь. Потом как можно скакать по партиям? Он был членом КПСС, потом он был членом какой-то еще справедливой партии, потом он был членом, по-моему, если я не ошибаюсь, «Единой России», сейчас он в «Справедливой России». Это говорит об абсолютной беспринципности такой, вот, моральной, духовной.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, можно подумать, в политике все, прям, чисты морально, некуда клейма поставить.

А.ПРОХАНОВ: Нет, я говорю о репутации. Репутация такова.

О.ЖУРАВЛЕВА: А. То есть выглядит не очень.

А.ПРОХАНОВ: Он выглядит весьма скверно. Вообще предателей не любят. И когда человек перебегает в другой стан, предлагая свои услуги, эти услуги принимают, а потом его отбраковывают. Поэтому я не думаю, что у Гудкова будет блистательная оппозиционная судьба. Нет, скорее всего, он очень быстро погибнет. Он напорист, он силен, он брутален, у него страсть. Но эта страсть иногда приобретает нерафинированные, неверные, неточные формы. А, все-таки, оппозиция – там много очень эстетизированных людей. И многие из них мне неприятны и даже враждебны по отношению ко мне, но я не могу отказать им во вкусе, в дизайне. Вот, Гудков не впишется в дизайн оппозиции.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну хорошо, а вот спрашивают, а Навальный – либерал? По-моему, тоже человек во власти не бывший буквально, не состоявший ни в КПСС, ни в чем-нибудь еще, у него уже, вроде бы, биография вполне себе подходящая.

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну вы спрашиваете меня... Я же не внутри оппозиции, я не вижу тех привлекательных черт, которые видит человек, обожающий Навального.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, ну опять же, мы об эстетизме сейчас говорим, мы говорим о фигуре.

А.ПРОХАНОВ: Об эстетизме – нет. Ну, например, не знаю, его американское прошлое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это очень либерально.

А.ПРОХАНОВ: Да, понимаю. Но это мне внушает неприязнь. Его, например...

О.ЖУРАВЛЕВА: А Петр Первый-то вообще бог знает где плотницкому делу учился.

А.ПРОХАНОВ: Да, нет, ну это совершенно верно. Он учился плотницкому делу, чтобы построить корабль российской государственности. А Навальный учился ремеслу, как бы этот корабль изящнее и побыстрее утопить."

[Нажмите, чтобы прочитать дальше]
"А.ПРОХАНОВ: ...100 дней. Это, конечно, микроскопический срок для человека, который пришел на 6, а, может быть, на 12 лет и у которого, конечно, есть проект. Он – человек проекта. Он сам часть огромного проекта, и в нем есть проект.

Что я отметил за это время? Началось, как это ни парадоксально звучит из моих уст, развитие. Началась, как это ни парадоксально в моих устах, модернизация, пошли большие деньги в оборонно-промышленный комплекс.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это вот то, что мы сейчас наблюдали с космосом?

А.ПРОХАНОВ: То, что мы сейчас наблюдали с космосом, то, что я наблюдал на Уралвагонзаводе, где делают прекрасные танки Т-90, то, что я наблюдал на заводе имени Чкалова в Новосибирске, где стоят блестящие, лучшие в мире...

О.ЖУРАВЛЕВА: Это все вот за последний месяц решилось, да?

А.ПРОХАНОВ: Это пошли деньги. Эти деньги дошли до производства, они всколыхнули вот этот вот вялый производственный процесс. Да, был спущен Борей очередной в Северодвинске. То есть пошла продукция цивилизационного свойства. Не электробритвы, понимаете, не мази и кремы для втирания...

А.ПРОХАНОВ: Так вот я говорю о 100 днях Путина, а не о запуске. Значит, первое. Началось развитие. Потому что развитие военно-промышленного комплекса – это развитие всей цивилизации. И построить лодку – это, значит, привести в движение и вернуть к жизни огромную цепочку производств. Это раз. Спасибо ему за это.

Второе. Все более отчетливые контуры обретает его евразийский проект, его евразийская мечта. Он ее не оставляет, он над ней корпит, он радеет, он создает все новые и новые условия для того, чтобы Украина вошла в Таможенный союз, а потом и в Евразийский союз. Блестящие отношения с Белоруссией. Кончилась эта отвратительная свара с поношением Александра Григорьевича Лукашенко. Отношения эти выстроены, и Белоруссия является таким, стратегическим союзником России в Евразийском союзе.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прошу прощения, мне показалось, что просто некоторые активы белорусские были, наконец, куплены.

А.ПРОХАНОВ: Это вам показалось.Не все активы Белоруссии были куплены. Но отношения установились, потому что, во-первых, резко снизились цены на газ, раз. А потом возникла вот эта необходимость иметь надежного партнера на евразийском пространстве.

Значит, вот это имперское проектирование продолжается. За эти 100 дней это видно.

Далее. Путин не сдает Сирию. Если его предшественник бездарно сдал Ливию и, по существу, Ливия, разгромленная и уничтоженная Ливия – это была преамбула для атаки на Сирию, то разгромленная Сирия как преамбула для атаки на Иран... Путин понимает это и он не отдает Сирию.
Далее. Поразительные кадровые перемены. Путин избавляется или вытесняет вот этот предшествующий, во многом либеральный, отработанный и амортизированный слой управленцев. Во-первых, конечно, Рогозин назначен, еще и при Медведеве назначен. Но это путинская креатура, и именно он (Рогозин) является путинцем. И на него возложен...

О.ЖУРАВЛЕВА: Чем так хорошо Рогозин?

А.ПРОХАНОВ: На него возложена вот эта страшная миссия подъема военно-промышленного комплекса. Это кадр. Рогозин патриотических взглядов, у него достаточно драматическая судьба, связанная с его воззрениями патриотическими. Он свеж, он молод и он на месте. Это одно назначение.

Второе. Глазьев. Сергей Юрьевич Глазьев – он приглашен, по существу, в администрацию, он стал советником Путина по евразийским делам. Это огромное достижение. У Глазьева совершенно альтернативное, контрлиберальное представление об экономике и о политике. Это очень сильное и яркое назначение.

Холманских, которого высмеивают на всех углах либералы. Это человек абсолютно другого свойства, это человек не от сохи, а от танковой брони. И вместе с ним в администрацию ушли 3 человека с танкового завода. А это очень сильная симптоматика.

И, наконец, Мединский, которого тоже либералы встретили насмешками, вылили на него ушат грязи.

А.ПРОХАНОВ: И, наконец. Наконец. Это Путин спроектировал целый сериал законов, которые обрезают либеральную активность на улицах, на площадях. Он показал либералам их место, которое они должны занимать и на Болотной, и на Проспекте Сахарова. И эти законы (и их довольно много), эти законы приняты, они очень быстро реализованы и они свидетельствуют о том, что Путин начал возвращаться в государство.

Он одно время, второй свой срок как бы забросил государственные дела. В первый срок он много сделал для государства. А второй срок он, как бы, замечтался, устал, задумался, ему стало нравиться другое. Вокруг горели леса, там понимаете, выходили...

О.ЖУРАВЛЕВА: Плавали подлодки, летали самолеты и амфибии.

А.ПРОХАНОВ: ...выходили из берегов реки, а он занимался чем-то другим. Но он сейчас очнулся, опять стал выстраивать государство. Поэтому 100 дней путинских для меня – они очень важны. Единственное, что я прогнозирую (может быть, я ошибусь), осень для Путина, да и для страны в целом будет очень тяжелой и сложной. На носу кризис. Я думаю, что либеральная активность, которая сейчас летом спала, она опять начнет взбухать. К этой активности либеральной могут присоединиться недовольные бедняки, для которых кризис будет просто невыносим. И мне кажется, что Путин, если он, действительно, проницательный политик (а я-то проницательный политик, согласитесь), он должен сделать левый поворот. В его политике должны ощутимо прозвучать левые, ну, не скажу, что социалистические, но левые интонации".

"А.ПРОХАНОВ: ...Космическая отрасль – это отрасль, по которой был нанесен страшный удар. Причем, люди, которые нанесли этот страшный удар и по космической отрасли, и по оборонной промышленности, они по-прежнему здесь, они управляют страной, это те, кто закрывал заводы, лишал финансирования ракетные предприятия.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, вы мне только что пели про человека, который управляет страной уже бог знает сколько лет, и сейчас вы ругаете каких-то других людей.

А.ПРОХАНОВ: Эти люди по-прежнему предлагают экономические модели, Гайдар по-прежнему экономический кумир вот этой нашей экономической политики. Чубайс здесь, во власти.

О.ЖУРАВЛЕВА: Что Путину мешает убрать Чубайса, если вы считаете, что Путин совершенно другой?

А.ПРОХАНОВ: Ну, что Путину мешает, например, там не знаю, покрасить себя золотой краской, бронзовой с ног до головы?

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот этому точно ничего не мешает. Хоть завтра.

А.ПРОХАНОВ: Ничего не мешает, но он этого не делает. Есть ограничения, этические ограничения.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы думаете, что это?..

А.ПРОХАНОВ: Да. Или, может быть, просто краски нет подходящей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно.

А.ПРОХАНОВ: Но повторяю, космическая отрасль находится в загоне. Туда пошли деньги. Вот, я был на двух космических заводах. Я не был на Хруничеве несчастном, я был на Энергомаше, который создает двигатели (он в Химках), и я увидел, что эти двигатели получают финансирование, восстанавливаются старые, зарезанные и загубленные еще при Ельцине формы двигателей и ракет, в том числе и боевых. Они восстанавливаются. Создаются новые носители с новыми двигателями.

А.ПРОХАНОВ: Я говорю со специалистами, я говорю с рабочими, я говорю с экономистами, я говорю со своими друзьями, я вижу все боли, все огрехи, я вижу финансирование, я вижу драму. Вот, следующий мой космический завод – это КБ Лавочкина. Прекрасное когда-то, великое КБ, которое совсем недавно постигла неудача – Фобос-Грунт был сделан там и он погиб. Это огромная трагедия. Хотя, следующие пуски прошли блистательно. Но, ведь, это... Понимаете, это область риска, это область неверного, это область, по которой был нанесен страшный удар. Эта область поднимается, это как боксер, который пережил нокдаун. И когда он, шатаясь, поднимается, а ему опять дают под-дых, он опять падает, он опять поднимается.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но кто же все время дает под-дых-то?

А.ПРОХАНОВ: Ну как кто? Ну, сложно... Наша страна...

О.ЖУРАВЛЕВА: Опять все тот же Чубайс проклятый?

А.ПРОХАНОВ: Наша страна после 1991 года находится в состоянии оккупации, ее оккупировали – оккупировали в экономике, в политике. Вы думаете, что Путин – свободный человек? Вокруг него вьются...

О.ЖУРАВЛЕВА: Да откуда такие надежды вы на него возлагаете? Он за 100 дней перевернул мир, а за 12 лет ничего не случилось.

А.ПРОХАНОВ: За 12 лет он сохранил государство. Когда он пришел к власти, не было государства. 90-е годы – это...

О.ЖУРАВЛЕВА: Но при этом при нем злые люди уничтожали космическую отрасль и все остальное.

А.ПРОХАНОВ: 90-е годы – это годы, когда работала страшная машина по разрушению остатков советского строя, советской цивилизации. Убивались заводы, уничтожались школы, уничтожались технологические открытия, расхищались документы. Это была абсолютно осознанная политика. У этой политики есть творцы, есть исполнители. И это было... Эта машина продолжает работать.

Вы думаете, что такое Болотная площадь? Это работа этой колоссальной гигантской машины, запущенной еще в 80-х годах, перед приходом к власти Горбачева. Эта машина раскручивалась, она наносила удары по всем константам, из которых состояло государство."

"А.ПРОХАНОВ: ... я говорю, страна находится в предвоенном состоянии. По миру катится гигантский экономический кризис, который будет чреват войнами, конфликтами. И зоны будущих войн и конфликтов – они очень близки от наших границ и, может быть, они будут перехлестывать эти границы. Поэтому проблема безопасности, военной безопасности – она приоритетна. И людям, если они хоть что-нибудь смыслят, если у них есть историческая память, они пойдут на понижение своего жизненного уровня, достатка ради того, чтобы не горели их дома и бомбы не сыпались на их населенные пункты".

http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/919386-echo/



Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments