Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Ольга Туханина
12 ч

Смотрю очередное ток-шоу. Первый федеральный. Тетенька (чуть старше меня) говорит дословно следующее:


- Я бы очень попросила аккуратнее работать со словом патриотизм. Потому что патриотизм моей практики, моего детства и юности, стоит рядом с пафосом, пафос стоит рядом с ложью, а дальше стоит уже фанатизм. Патриотизмом называлось то, что нельзя было читать Булгакова, Ахматову, Цветаеву, - не буду всех перечислять. И мы читали эти книги под партой. И те, кто их читал, выросли большими патриотами, чем те, кто слушал плохих учителей, которые учили лживым идеям.

И никто в студии на эту реплику ничего не возразил конкретно.

Да сколько ж можно-то? Утомляет. Как оно работает? Да вот так и работает. Люди, которые бесконечно талдычат о лживости советского строя, сами без лжи шагу ступить не могут.

Что значит - нельзя было читать? Откуда тогда книги под партами? Или в школе уже самиздат читали?

"Мастер и Маргарита". Первое издание в сокращении - журнал "Москва", (1966-1967). Полное издание романа в СССР - 1973. Тираж был маленький, да, всего 30 000 экземпляров. Но это было официальное издание, никто конкретный роман не запрещал. "Дни Турбиных" по телевизору показывали. "Бег" с Дворжецким.

Анна Ахматова - после печально знаменитого постановления 1946-го года стала вновь публиковаться с 1955-го. К этому времени уже была восстановлена в Союзе писателей, была участницей второго его съезда в 1954-м. Последний прижизненный сборник - 1965. Активно публиковали её стихи в семидесятых.

Марина Цветаева издавалась ещё в шестидесятых. Антокольский писал о ней в "Новом мире" - уже Брежневском.

И т.д. И т.п.

Серебряный век давали в школе. "Советский писатель" публиковал прекрасную серию "Библиотека поэта". Так сегодня не издают.

Другое дело, что какие-то вещи не публиковали, это факт. Не публиковали "Дон" Цветаевой ("Белая гвардия, путь твой высок: черному дулу - грудь и висок"). Книги были дефицитом.

А под партами читали другие вещи. Дрюона и Мопассана читали. Фантастику. Девочки - Эдуарда Асадова, ага. В альбомчики переписывали.

Не говоря уже о том, что многие из тех, кто читал в те времена Булгакова, сегодня такие патриоты, что готовы Крым сию секунду отдать.

Надоело, честное слово. Ну, хочешь о советской цензуре сказать - Бродский есть. Гулаги-архипелаги, Синявский с Даниэлем. Зачем врать-то бесконечно? Врать-то зачем? Жить ведь не по лжи надо. Диссидент ваш любимый вам советовал.

А это уже в подкорке у людей. Не давали читать Ахматову. Пионеры с фонариком под одеялом по ночам приобщались. Все хотели Ахматову с Мандельштамом, а им - шиш. Только "Как закалялась сталь", только хардкор.

Тиражи действительно были маленькие. Не всем хватало.
Но читали все. Как только умудрялись находить?
Subscribe
promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments