Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Categories:

"Иногда Песков приносит всякую гадость..."


Президент России рассказал в спецпроекте ТАСС "Первые лица" о здоровом образе жизни, пятой колонне, заговоре вокруг цен на нефть и поспорил с Николаем Бердяевым

- Как здоровье, Владимир Владимирович?
- Не дождетесь!

- Враги клевещут…
- Да? Впервые слышу. И что говорят? Выдают желаемое за действительное?

- Ну пересказывать не буду. Собственно, я и пришел к первоисточнику.
- Пускай они так думают. Это будет их расслаблять. Нам с вами это только на пользу.

- Речь не о праздном любопытстве, как вы понимаете. От вашего физического состояния, морального, психического зависит здоровье страны. В известном смысле...
- Там подвергается сомнению мое физическое состояние или психическое?

- Разное говорят.
- Все в порядке, все хорошо… Вот вы каким видом спорта занимаетесь?

- Давно уже никаким. Телевизионным, если можно так выразиться.
- Плохо. Нет, боление у телевизора не спорт... А работа в значительной степени требует и энергии, и сил, и двигательной активности.

- А почему вы об этом спросили? Потому что сами…
- …регулярно занимаюсь спортом.

- В ежедневном режиме?
- Именно так. Абсолютно в ежедневном. Правда, в командировках отказался. Когда перелет длинный и разница во времени значительная, не высыпаешься…

- Кстати, в поездках вы переключаетесь на местный часовой пояс или живете по Москве?
- Плохо перестраиваюсь. Да и потом, только перейдешь, уже надо возвращаться домой... Поэтому стараюсь жить в основном по московскому времени, хотя в длительных поездках это невозможно, конечно.

- Вернусь к теме, с которой начал. Вячеслав Володин на Валдайском форуме сказал: "Нет Путина - нет России". Вы, правда, потом заявили, что тезис совершенно неправильный.
- Да.

- Но это была формула, имеющая определенный резон. На сегодня по крайней мере. У многих и в нашей стране, и в мире Россия ассоциируется с вами, сведена к одному конкретному человеку.
- Думаю, это естественно. Главу государства, первое лицо всегда ассоциируют со страной. Так или иначе. И это касается не только России. Человек избран прямым тайным голосованием, народ делегировал ему определенные права, от имени и по поручению людей он проводит политику, и, конечно, страна ждет от лидера вполне конкретного поведения.
Люди исходят из того, что избрали главу государства, оказали доверие, а тот будет отвечать чаяниям народа, защищать его интересы, бороться за улучшение жизни в экономике, социальной сфере, на международной арене, во внутренней политике, в вопросах безопасности. Задач много.
В том, что подобная ассоциация возникает, нет ничего необычного и исключительно российского.

- Однако и рейтингом, как у вас, похвастать могут немногие лидеры.
- Ну да, но, знаете, если зациклиться на этих цифрах, работать будет невозможно. Самое плохое - стать заложником постоянных думок о рейтинге. Едва человек начинает так поступать, он сразу проигрывает.
Вместо того чтобы заниматься реальным делом, идти вперед, не боясь в чем-то оступиться, перестаешь что-либо делать в заботах о рейтинге. И он тут же падает.
Наоборот, если думать о сути, результатах работы и интересах людей, то даже ошибка не так страшна. Можно сказать о ней прямо, признаться в просчете. И, знаете, это на рейтинге не особенно скажется, люди прекрасно поймут истинные намерения, откровенность и честность, особенно прямой диалог.
Он очень многого стоит и всегда будет оценен.

- И все же когда после 15 лет руководства страной уровень поддержки превышает 80%... Такое, знаете ли, очевидное - невероятное.
- Уже говорил, что чувствую себя частью России. Я не просто ее люблю. Наверное, каждый может сказать о любви к родине. Мы все ее любим, но я реально ощущаю себя частью народа и не могу представить ни на секунду, как жить вне России.
Получая на протяжении долгого времени поддержку сограждан, нельзя не сделать все зависящее, чтобы оправдать их доверие. Может, это главное, основа отношений между народом и избранной им властью.

- Однако это ведь палка о двух концах. До определенного момента все успехи связывают с лидером, а потом точно так же могут и все неудачи на него повесить.
- Конечно.

- И?
- Как у нас говорят, взялся за гуж, не говори, что не дюж. Надо работать.

- Понятно, что "Уралвагонзавод" с вами.
- Дело не в конкретных предприятиях.

- Это собирательный образ.
- На "Уралвагонзаводе" в какой-то момент появились люди, открыто заявившую свою позицию, взявшие на себя определенную инициативу. Но разве мало предприятий, получивших в ходе кризиса 2008 года поддержку от правительства, которое я тогда возглавлял? И вопрос даже не в том, что мы тогда помогли, выработав и реализовав систему эффективных мер.
Российское правительство и ваш покорный слуга никогда не уклонялись от ответственности.
В конце 2008 года на одном из мероприятий, по-моему, по линии партии "Единая Россия", я вспомнил кризис 1998 и публично сказал: "Мы не допустим повторения. Обещаю!" Это было очень рискованное заявление. Напрямую взять такую ответственность, не зная всех составляющих нового кризиса, не управляя всеми инструментами, которые его породили и развивали...
Но на тот момент было очень важно, чтобы и члены правительства, и административные команды в регионах, и, главное, люди наши, граждане страны, почувствовали: руководство России понимает и верно оценивает ситуацию, знает, что делать.
В таких случаях это важнее, может, даже, чем конкретные действия. Хотя и наши действия, надо сказать, были вполне адекватны тогдашней ситуации.

- "Уралвагонзавод" я привел для примера, имея в виду, что за вами стоит большая группа сторонников. Но есть люди, которые не разделяют ни вашу политику, ни лексику. Как вы к этому относитесь?
- Очень хорошо.

- Ну их в болото, условно говоря?
- Знаете, можно как угодно обзывать друг друга. Сталкиваюсь с этим на протяжении длительного времени и считаю, все зависит от культуры, общей и политической. Можно бороться с оппонентами, но не переходить на личности, не драться, ну и так далее. Это не значит, что нельзя отстаивать свою точку зрения. И можно, и нужно это делать, но - я всегда об этом говорил - только в рамках закона. Если преступим эти границы, перейдем к разрушению. Потом будет очень трудно собрать воедино то, чем дорожим.

- Но вы хотите сделать оппонентов союзниками или… пусть себе живут?
- Невозможно всех превратить в союзников, даже стремиться к подобному не надо. Наоборот, хорошо, когда есть сомневающиеся! Но они сами должны предлагать конструктивные решения. Вот если мы имеем дело с такими оппонентами, они очень полезны. Но есть и другие, которым "чем хуже - тем лучше". Увы, это тоже неизбежно.
Знаете, едва государство ослабевает по ключевым параметрам, сразу возникают центробежные силы, растаскивающие его. Это как в организме: иммунитет чуть упал - и грипп. Они же сидят внутри, эти бациллы-то, бактерии, они все время там присутствуют. Но когда организм сильный, вы своим иммунитетом грипп всегда подавите. Спортом надо заниматься!

- С этим никто не спорит, тем не менее есть люди, которые могут не соглашаться с вами в чем-то другом. Это ведь не означает, что они обязательно пятая колонна и враги?
Нет, конечно, нет. Однако это не значит, что нет людей, которые обслуживают иностранные интересы в России. Такие тоже есть. Это кто? Они используют во внутриполитической борьбе деньги, полученные от зарубежных государств, не брезгуют брать их.

- Делать это все сложнее и сложнее благодаря заботе нашей родины. Достаточно назвать законы, приравнивающие НКО к иностранным агентам, ограничивающие участие граждан других стран во владении российскими СМИ...
- Нет. Внешне, наверное, и сложнее, но это по-прежнему возможно. Всегда найдутся обходные пути, как получить и истратить деньги на то, ради чего они даны.
Конечно, последние решения ограничивают использование иностранных средств для внутриполитической борьбы в России. Они ставят определенные заслоны, но их обходят, надо внимательно следить, чтобы этого не случалось.
Ведь ни одно уважающее себя государство не допускает, чтобы иностранные деньги использовались внутри страны для политической борьбы. Попробуйте сделать это где-нибудь в Штатах - сразу за решетку сядете. Там госструктуры гораздо жестче, чем у нас. Внешне все благообразно, демократично, но едва до дела дойдет по таким позициям - шансов никаких!
У нас намного либеральнее. Можно все! Да, вопросы развития демократии важны для России, как и для любого другого государства. Но мы должны понимать: это не демократия ради демократии. Это для народа, чтобы люди жили лучше, имели реальный доступ к рычагам управления страной.
Нельзя создавать условия, чтобы иностранные государства делали нас слабее, подчиняли собственной воле и рассчитывали надавить изнутри, влияя на нашу политику в своих интересах. Надавили - и мы согласились по Сирии, иранской ядерной программе, ближневосточному урегулированию, свернули программы собственной оборонной политики. Ради подобного и используются эти инструменты и деньги…

- В чей огород камешек?
- Ни в какой не в огород и не камешек, это разъяснение моей позиции. Вы спросили, я и объясняю, как думаю. Если люди искренне заинтересованы в улучшении структуры управления, контроля общественности за их деятельностью, доступа граждан к органам власти - правоохранительным, административным, каким угодно, это абсолютно правильно и должно быть поддержано, я всегда буду за. Но если вижу, что все делается исключительно из желания понравиться кому-то за бугром, поплясать под чью-то музыку и нас заставить, конечно, буду подобному противодействовать.

- Это не приводит к повышению градуса ненависти в обществе?
- Не вижу этого сегодня. В период предвыборных кампаний такое бывает везде, и у нас было, но мне кажется, сейчас подобного нет.

- Но посмотрите, как социальные сети бурно реагируют на любое знаковое событие. Будь то новости с Украины или премьера фильма Никиты Михалкова. Люди порой так агрессивны, настолько не готовы уважать или хотя бы выслушивать чужую точку зрения, что по самым острым темам даже приходится закрывать для комментариев интернет-страницы и сайты.
- Это не связано с нашими действиями по защите внутренней безопасности, по очищению внутренней политики от иностранного влияния.

- Я говорю о состоянии гражданского общества.
- И я о нем. Речь об общей культуре. Значит, чего-то пока не хватает людям. А что, в других странах все хорошо? Тогда там не было бы событий, связанных, допустим, с выступлениями и драками футбольных фанатов. Не было бы недавнего нападения на лагерь эмигрантов в Италии, где люди погибли. Не было бы других негативных событий, которые происходят по миру. И у нас тоже они есть, увы. Надо работать, чтобы люди абсолютно разных взглядов цивилизованно выясняли отношения и вели борьбу мнений.

- Но, знаете, так получается, и я с этого разговор начал, что многое в моральном климате зависит именно от вас.
- Это не так.

- Это так, Владимир Владимирович.
- Нет, это так кажется. Вам и вашим коллегам легче на кого-то все свалить. На себя посмотрите! Как в средствах массовой информации подается информация, как вы влияете на умы миллионов людей, какие программы у нас идут по центральному телевидению?
Мы что, страна, где федеральные каналы должны исключительно зарабатывать деньги и думать о стоимости минуты рекламного времени, поэтому с утра до вечера нужно крутить так называемые дефективы?
А все позитивное, воспитывающее, дающее стандарты восприятия мира фундаментально-философского, эстетического характера показывать лишь на канале "Культура"? Наверное, ведь нет. Кстати, обращаю ваше внимание, госорганы смотрят на это со стороны.
Мы не вмешиваемся в редакционную политику даже государственных каналов. С точки зрения либеральных ценностей, наверное, это очень хорошо. А в результате, к сожалению, видим на экране то, что видим.

- Если судить по новостям и политическим ток-шоу федерального ТВ, мы с вами живем на Украине. Это главная тема последнего года…
- Но из этого совсем не следует, будто все связано со мной. Ошибочное мнение, заблуждение. Это не так. Даже абсолютно не так! Лишь кажется, будто все зависит от первого лица. Да, есть фундаментальные вещи. Но разные точки зрения сталкиваются постоянно.
Часто коллеги приходят и говорят: все-таки нам нужно окончательное мнение по тому или иному вопросу. Мы встречаемся с Дмитрием Анатольевичем, вырабатываем единую позицию. Без главы государства трудно это сделать. Кроме правительства ведь есть Центробанк, администрация президента, парламент… Надо координировать работу. Действительно, приходится вмешиваться.
Но сказать, что президент сам решает любые вопросы, всегда и все от него зависит… Это не так.

- Думаю, если завтра вы захотите объявить монархию, замешательство будет недолгим.
- Во-первых, не уверен, недолгим ли окажется замешательство, одобрят ли это люди.

- Я не призываю, Владимир Владимирович, говорю в порядке эксперимента.
- Понимаю, понимаю... Это во-первых. А во-вторых… Вот вы спрашивали про рейтинги, не знаю, насколько полно смог ответить на ваши вопросы и замечания, но мне кажется, это связано и с тем, что люди доверяют своим избранникам, вашему покорному слуге в том числе.
Значит, люди исходят из того, что как минимум никакой дури сделано не будет. У нас, к счастью или несчастью, не стану сейчас давать оценок, этот этап пройден, страница монархии перевернута в истории страны.

- Не обязательно провозглашать самодержавие. Вам достаточно пальцем пошевелить, и завтра можно возрождать ГУЛАГ. Или, например, культ личности, чтобы в каждом населенном пункте появилась улица Владимира Путина. В Екатеринбурге на днях возникла инициативная группа, решившая переименовать улицу Сакко и Ванцетти, итальянских анархистов, посаженных на электрический стул в Америке.
- Мол, никакого отношения к Уралу они не имеют. А Владимир Владимирович имеет, он не дал разрушить страну в 90-е годы, остановил бандитский и олигархический беспредел, ну и так далее… Как вы к этому отнеслись?
- Думаю, люди делают это из добрых и хороших побуждений.

- И такие побуждения будут в любом российском городе, если бровью поведете.
- Понятно. Рано памятники ставить друг другу. И себя имею в виду. Надо еще поработать, а будущие поколения оценят вклад каждого в развитие России.

- Но каково в целом ваше отношение к подобным инициативам?
- Я ведь уже сказал: рановато пока ставить памятники...

- А улицы?
- И улицы называть, и площади...

- Но одна улица уже есть.
- Ну да. Вы про Грозный?

- - Про него.
- Там, не скрою, мое мнение тоже не спрашивали. Но все-таки Чечня занимает особое место в нашей новейшей истории. Это связано еще и с деятельностью первого президента Чеченской Республики Ахмата-Хаджи Кадырова. Все было в мощный клубок переплетено… Ну что сделано, то сделано.

- На Западе вам памятники ставить не предлагают.
- Вы же упоминали начало нулевых. Я не забыл, как все происходило. Тогда оценки моей деятельности на Западе были, пожалуй, даже жестче, чем сегодня. Я все это прошел, и все помню.
Ведь что получается? Едва Россия встает на ноги, укрепляется и заявляет о праве защищать свои интересы вовне, отношение и к самому государству, и к его руководителям сразу меняется. Вспомните, что было с Борисом Николаевичем.
На первом этапе в мире на все реагировали хорошо. Что бы Ельцин ни делал, на Западе воспринималось на "ура". Как только он поднял голос в защиту Югославии, в глазах западников он мгновенно превратился в алкоголика, в такого-разэтакого человека. Все вдруг узнали, что Борис Николаевич любит выпить.
А что, раньше это было секретом? Нет, но это не мешало его контактам с внешним миром. Едва дело дошло до защиты российских интересов на Балканах, о чем Ельцин прямо сказал, он стал чуть ли не врагом Запада. Это реалии, совсем недавно все было. И я прекрасно это помню.
Сегодня мы говорим о событиях на Украине, и наши партнеры твердят о необходимости соблюдения территориальной целостности страны. Мол, все, кто борется за свои права и интересы на востоке Украины - пророссийские сепаратисты.
А те, кто воевал с нами на Кавказе, в том числе под руководством "Аль-Каиды", за ее деньги, с ее оружием в руках, да и сами алькаидовцы напрямую принимали участие в боевых действиях, они борцы за демократию. Потрясающе, но факт!
Нам тогда говорили о непропорциональном применении силы. Дескать, как же так, вы стреляете из танков, применяете артиллерию. Нельзя, нельзя! А на Украине? И авиация, и танки, и тяжелая артиллерия, и системы залпового огня. Более того, кассетные бомбы и - с ума сойти можно! - баллистические ракеты. При этом все молчат о непропорциональном применении силы.

- Поскольку подразумевается, что украинским войскам противостоит Россия.
- Подразумевается, что там есть российские интересы, но нам отказывают в праве их защищать. И людей защищать, которые проживают на этих территориях. Вы ведь, по-моему, родом из Харькова, да?

- Из Луганска.
- Ну вот, из Луганска. Вы же знаете, даже если у человека из ваших краев в паспорте написано "украинец", он не отдает особенно в этом отчет. Там все воспринимают себя как часть большого русского мира. Конечно, у украинского народа есть самобытная культура, язык, своеобразие, уникальное и, на мой взгляд, имеющее удивительное звучание, очень красивое. Совсем недавно коллега показывал мне документы 1924 года. В паспорте написано "великоросс". А сегодняшних украинцев записали "малоросс". Там даже различия, по сути, не было!
Нам говорят: что вы все время выкатываете идею русского мира, может, люди не хотят в вашем мире жить? А никто не навязывает. Но это не значит, что его не существует!
Когда разговариваю с людьми из Крыма, допустим, или с того же востока Украины, спрашиваю: "А вы кто по национальности?" Некоторые говорят: "Даже разницы не делаем". Но если Россия начинает об этом говорить, защищать людей и свои интересы, сразу становится плохой. Думаете, дело в нашей позиции по востоку Украины или по Крыму? Совершенно нет! Если бы не это, нашли бы другую причину. И так всегда было.
Посмотрите на нашу тысячелетнюю историю. Только поднимемся, сразу надо Россию немножко подвинуть, поставить на место, затормозить. Теория сдерживания, сколько лет она существует? Кажется, что возникла в советские времена, хотя ей сотни лет. Но мы не должны нагнетать, драматизировать. Надо понимать: мир так устроен. Это борьба за геополитические интересы, а за ними - значимость страны, ее способность генерировать новую экономику, решать социальные проблемы, улучшать жизненный уровень граждан. У нас совсем не агрессивная позиция. Но вот Соединенные Штаты, наши друзья американские…

- Друзья, Владимир Владимирович?
- Конечно. У нас все друзья... Американцы печатают доллары, превратили национальную валюту в глобальную, хотя несколько десятилетий назад и отказались от золотого эквивалента. Но станок у них, и они явно на это работают.

- Молодцы?
- Молодцы! Но почему так произошло? США добились определенного положения после Второй мировой войны. К чему это говорю? Борьба за геополитические интересы приводит к тому, что страна либо становится сильнее, эффективнее решая финансовые, оборонные, экономические, а за ними и социальные вопросы, либо сползает в разряд третье-, пятизначимых, теряя возможность отстаивать интересы своего народа.

- А наша попытка тягаться с Западом?
- Нам не нужно тягаться.

- Сил-то хватит?
- Нам не нужно тягаться. Нам просто не нужно тягаться!

- Что же мы делаем сейчас?
- Надо спокойно осуществлять свою повестку дня. Многие говорят, что цены на нефть падают и из-за возможного сговора между традиционными производителями, в том числе Саудовской Аравией и США. Мол, это делается специально, чтобы опустить российскую экономику.
Если со специалистами сейчас поговорите, не с такими, как я, а с настоящими…

- Если не вы, то кто же?
- Минэкономразвития, Минфин, Центробанк - есть у нас такие специалисты... Они вам что скажут? Некоторые вещи лежат на поверхности. Вот упала цена на нефть. Она, кстати, отчего снизилась? Предложение увеличилось.
Ливия больше добывает, как ни странно, Ирак, несмотря на все проблемы... Появилась нелегальная нефть по $30 за баррель, которую ИГИЛ вчерную продает. Саудовская Аравия увеличила добычу. А потребление сократилось из-за периода определенной стагнации или, скажем так, уменьшенного по сравнению с прогнозами роста мировой экономики.
Есть фундаментальные факторы. Допустим, имеют место и целенаправленные шаги партнеров на мировом энергетическом рынке. Можно это предположить? Ну да. Результат каков? Это ведет к обесценению рубля, нашей национальной валюты. Один из факторов, не единственный, но один из них.
А что это означает для российского бюджета? Мы-то рассчитываем его не в долларах. Упала стоимость рубля, он немножко обесценился…

- На треть.
- На 30%… Но вот смотрите: раньше мы продавали товар, который стоил доллар, и получали за него 32 рубля. А теперь за тот же товар ценой в доллар получим 45 рублей. Доходы бюджета увеличились, а не уменьшились.
Да, существуют определенные коридоры и ограничители, связанные с тем, что для отраслей производства и предприятий, ориентированных на закупки за границей на валюту, ситуация ухудшается.
Но для бюджета не так, мы уверенно решаем социальные проблемы. Это относится и к задачам оборонной промышленности. У России есть собственная база для импортозамещения. Слава Богу, нам немало досталось от прежних поколений, да и за последние полтора десятилетия мы многое сделали для модернизации промышленности. Наносит ли это нам ущерб? Отчасти. Но не фатальный.
Если занижение цены на энергоносители происходит специально, оно бьет и по тем, кто эти ограничения вводит.
Современный мир взаимозависим. Совсем не факт, что санкции, резкое падение цен на нефть, обесценивание национальной валюты приведут к негативным результатам или катастрофическим последствиям исключительно для нас. Подобного не случится!
Проблемы возникают, они есть и будут нарастать, ухудшая ситуацию, но не только у России, но и у наших партнеров, в том числе у нефте- и газодобывающих стран. Вот мы говорим о снижении цен на нефть. Это, в частности, происходит из-за того, что в США начали добывать сланцевые нефть и газ.
Штаты в значительной степени обеспечивают теперь себя собственным сырьем. Не полностью пока, но значительно. Но какова рентабельность этой добычи? В разных регионах США по-разному. От $65 за баррель до $83. Сейчас цена за бочку нефти упала ниже $80.
Добыча сланцевого газа становится нерентабельной. Может, саудиты специально хотят "убить" своих конкурентов…

- Если у соседа лошадь сдохнет, нам от этого лучше станет?
- Смотря какой сосед, что у него была за лошадь и в каких целях он ее использовал.

- Forbes второй год подряд ставит вас во главе списка самых влиятельных людей мира…
- Знаете, это еще менее значимо, чем внутренние рейтинги.

- Но приятно, согласитесь.
- Нет, не могу сказать, приятно или неприятно. Дело вот в чем. Мировое лидерство определяется экономическими и оборонными возможностями государства.

- По этим показателям мы явно не номер один.
- О том и говорю. Если перевести в межличностные оценки, я не знаю, как считали в Forbes, это их дело, может, они специально так делают, чтобы обострить мои отношения с Бараком Обамой, опуская его на второе место. Мы знакомы с президентом Соединенных Штатов, не скажу, будто у нас совсем уж такие близкие отношения, но он умный человек и в состоянии все оценить. Это могло быть способом внутриполитической борьбы в США, особенно в преддверии выборов в cенат. Пускай там у себя разбираются…
Все, что делается в ходе предвыборных кампаний, имеет смысл и значение. Не хочу сейчас давать оценку шагам президента Америки на международной арене, у нас много противоречий, взгляды часто расходятся, тем более, не буду оценивать его внутриполитические инициативы, это отдельная тема, но я знаю, что Обама реально оценивает происходящее в его стране. Уверен, он смотрит на эти рейтинги как на элемент борьбы с целью нанести ему ущерб.

- Вот что значит независимая американская пресса: в пику президенту пишет.
- Как же независимая, если работает в паре с политическими оппонентами главы Белого дома? Никакой независимости тут нет. Полная зависимость и обслуживание определенных сил. Но это мои предположения...

- У нас и пары-то нет.
- Все у нас есть. Если почитать иные наши издания, а вы-то уж наверняка это делаете, бросится в глаза, в каких выражениях они характеризуют мою деятельность либо работу российского правительства. Частенько на личности переходят…

- Читаете?
- Иногда Песков приносит всякую гадость...

- А вы в ответ?
- Послушайте, те, кто это делает, они и хотят, чтобы я ответил.

- Не дождутся, как вы уже сказали?
- Это тоже способ самораскрутки. Если напал на старшего, а тот ответил, значит, нападавший крут. Все эти приемчики прекрасно известны! Да и не до того мне, стараюсь делом заниматься, а не пикироваться с кем-то. Если вижу в критике действительно разумное, беру на заметку, чтобы использовать.

- Например?
- Трудно ответить навскидку. Есть то, что связано с организацией власти, деятельностью политических партий, контролем общества за работой президентской администрации. Или речь идет о создании более благоприятного климата по ведению бизнеса, регистрации предприятий. Обратите внимание, за последние годы мы много сделали в этом направлении. Может, не все, нужно еще прибавлять, но многое реализовано.

- Еще вопрос про рейтинг. По последним данным, по уровню коррупции Россия оказалась на сто тридцать каком-то месте в мире из 170. По соседству с Бенином.
- Знаете, надо сначала смотреть, кто эти рейтинги рисует.

- Рисуют в основном там, не у нас. Этот составила ассоциация TRACE International.
- Ну естественно. Возьмите рейтинги вузов. Кто их пишет и по каким критериям? Мы сами боремся за повышение качества нашего образования, но рейтинги вузов рисуются соответствующими агентствами исходя из объема эндаумента, накопленного целевого капитала, которым может распорядиться учебное заведение. Но у нас совершенно иная предыстория развития высшего образования! Можно нашим вузам сразу ноль поставить. А в борьбе за рынок образовательных услуг этот рейтинг эффективно используется!

- Вы от вопроса не уходите, Владимир Владимирович.
- Я к нему подбираюсь… Так и в геополитике. Применяются разные инструменты: и обвинения в недемократичности государства, и в подавлении свободы прессы, и в слабой борьбе с проявлениями терроризма и сепаратизма. Все средства хороши, в том числе и эти…
Но сказанное не означает, что у нас нет коррупции. Мы сами о ней постоянно говорим. Думаю, это одна из очень серьезных проблем, которая досталась нам из прошлого. Когда администрация любого уровня считала, что может делать все, имея на это право, и никто не волен покушаться на ее полномочия и как-то контролировать. Потом добавилось то, что лишь усугубило ситуацию - непрозрачная приватизация. Это было ужасно, огромная ошибка! Задним числом мы все умны. Может, те, кто принимал тогда решения, многое сейчас выстроили бы иначе. Кстати, европейцы и в 90-е говорили: не нужно слушать американских экспертов. Но мы пошли по этому пути... Непрозрачная приватизация привела к тому, что люди подумали: ладно, если одним можно украсть у государства миллиарды, почему нам нельзя утащить что-нибудь подешевле? Почему тем можно, а этим нет?!

- Вы говорите про 90-е, а мы-то живем в конце 2014 года.
- Но ментально все осталось, никуда из сознания народа не делось…
И еще одна составляющая. Когда принимались решения по формированию рыночных механизмов и функционированию демократических институтов общества, мы как-то подзабыли, что демократия и наплевательское отношение к закону - разные истории. Закон надо соблюдать всем. Между рыночной экономикой и госрегулированием нет непреодолимой пропасти. И, кстати, едва возникают кризисные явления, все вспоминают о государстве... Но дело даже не в принципах строительства экономической жизни, а в том, что при переходе к рынку мы не создали инструментов контроля.
Порой в крупных акционерных обществах приходится наблюдать странные ситуации. Принято считать, что уж хозяин-то у себя тырить не будет. Еще как! В огромных количествах. Почему? Тем, у кого контрольный пакет, не очень хочется делиться с миноритариями. Вот и создаются сотни схем по выводу ресурсов из компаний. И так в многих сферах!
Предстоит не только ужесточение фискальной политики или правоохранительных санкций. Нужна и воспитательная работа, создание эффективной, современной, конечно, рыночной системы отношений в экономике, которая по факту ограничила бы возможность для появления коррупции. Вот над этим надо работать, смотреть лучшие мировые практики и внедрять. Да, это требует времени, усилий, настойчивости, воли, но иного пути нет.

- И жестокости?
- А я сказал. И усиления правоохранительной составляющей. Но только жесткостью ничего не добиться. Понимаете?

- И неприкасаемых не должно быть.
- Абсолютно с вами согласен, это один из компонентов.

- Таковых нет?
- Не знаю, мне казалось, нет. Надо к этому стремиться. Если увижу, что возникают подобные персонажи и ситуации, безусловно, будем бороться и реагировать. Для этого, кстати, на площадке Общероссийского народного фронта мы создали общественный контроль. Он весьма эффективно работает.

Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments