Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

"70 лет назад здесь уже били фашистов, но, видать не добили"


- Я начал выяснять их возможный маршрут, - вспоминает сегодня Семен Пегов (Lifenews). - Обстановка в приграничье была очень сложная. Я пытался найти людей, которые видели Стенина в тот день, когда он пропал. Мне называли разные города, в конце-концов круг поиска сузился — Снежное. На тот момент я узнал, что уже больше недели в окружении находится отряд ополченцев. Это приграничные села Дмитровка, Кожевня и Красная Заря. У них не было связи, к ним не могли пробиться посыльные. Это был отряд командира с позывным «Поэт», мы все его хорошо знали по боям под Славянском. Я знал, как «Поэт» и его люди бережно относятся к журналистам, и даже успокоился на какое-то время. Думал — пересидят, потом их деблокируют. Я каждый день ездил в Снежное, за новостями. Наконец, обстановка изменилась на фронте, и один из командиров ополченцев сказал, что ребят у них не было, их никто не видел. Когда я назвал день, когда они пропали, у него голос изменился! Командир сказал, что в тот день на дороге к Дмитровке украинская армия расстреливала машины с гражданскими. И с ополченцами — потеряли много бойцов. В Кожевне наш знакомый командир с позывным «Тор» их тоже не видел. Они туда не доехали. Параллельно развивалась история с телефоном Андрея — он включался, с него кто-то заходил в аккаунт в Фейсбуке. Но если бы он был в плену, его бы давно показали! Я понял, что нужно искать машину, это серьезная зацепка. Тем более был понятен район, где ребята пропали. Я по мере возможности осматривал все дороги. Осмотрел больше сотни расстрелянных и сожженых машин - «Рено» Логан не было.

По пути от границы мы уже вместе заехали к «Поэту»: «Я вам нашел семь «Логанов». Проверяйте».
По проселочной дороге вдоль лесопосадки мы выехали за Дмитровку. Брошенные позиции украинцев, новые позиции ополченцев. Срубленный пополам снарядом памятник солдату Великой Отечественной. Под постаментом — венки, засыпанные цементной крошкой и хлопьями краски-серебрянки. От этого зрелища стало муторно на душе — 70 лет назад здесь уже били фашистов, но, видать не добили... Поднялись на пригорок и, перевалив его, ужаснулись: поле было заставлено сгоревшими машинами. Легковушки, грузовички, легкая броня... Над полем стоял приторный трупный запах... Мы медленно ехали вдоль этого скорбного кладбища, пока кто-то из нас вдруг не вскрикнул, «Стой! Это «Логан». У моего отца такой».

В выгоревшем остове действительно угадывался силуэт самого распространенного «Рено». Вокруг него — воронки от разрывов ракет «Градов». Но сама машина изрешечена автоматными и пулеметными очередями. В выгоревших внутренностях мы сразу разглядели человеческие останки. Один — на пассажирском сидении, один на водительском и один — сзади. В багажнике мы обнаружили еще одну страшную находку — два сожранных огнем профессиональных объектива и россыпь линз, вывалившихся из оптики... В куче пепла нашли и фирменный значок «Рено» и задний шильдик «Logan».
- В районе шли зачистки, украинская армия вырывалась из котлов. Думаю они наткнулись на такую колонну, развернулись на трассе, и тут по ним стали стрелять, - считает Семен Пегов. Под «ними» он имеет ввиду все сожженные машины вокруг. - На «Логане» следы от легкого стрелкового оружия. Водитель и пассажиры были убиты очередями, машина съехала с трассы в поле. Военные осмотрели ее — забрали телефон, как минимум. Машина сгорела позже, после того как этот квадрат был накрыт «Градами». Иначе не было бы запаха разложения.

На следующее утро, на место трагедии приехали донецкие криминалисты и следователи. С собой они взяли представителей миссии ОБСЕ. Находка простреленного пулей кольца от солнцезащитного фильтра фотобъектива, еврочиновников ни в чем не убедила. В своем коммюнике они сообщили, что побывали на месте гибели нескольких человек, но доказательств, что среди них был фотограф Андрей Стенин «правительство ДНР экспертам ОБСЕ не предоставило». Была надежда, что под останками найдутся какие-то предметы, по которым мы опознаем погибших. Но все сгорело дотла, от ключей осталось только стальное кольцо на связке и длинная игла из потекшего металла. Пока у «Логана» работали эксперты, мы осмотрели сожженную машину рядом. Левая водительская дверь в пулевых дырках. Останки водителя на переднем сиденье, на заднем - обуглившиеся коробки с овощами, багажник забит сгнившей картошкой. Пробка бензобака аккуратно снята и лежит на багажнике. Возможно, машины подожгли значительно позже. И скорее всего, это сделали люди, которые по ним стреляли.

По грунтовой дороге двигаемся к Пересыпи. Склон, как нам говорили много раз, минирован. Возможно, заминировано и предполье, этого требует логика войны. Один из нас шагает по степной дороге, вглядываясь в колеи. Наша машина ползет сзади, включив аварийку.
Первая улица в деревне пуста. Единственная жительница - старуха, которая не может толком ничего рассказать. Контуженный цепной пес лежит у будки, никак не реагируя на наш визит. Бабушка всю войну просидела в подвале, после того, как шальной снаряд развалил хозблок на краю огорода. На другой улице, в крайнем доме к нам выходит немолодой мужчина. По словам Николая Лучинского, в первых числах августа позиции на холме заняли украинцы:
- И к нам в деревню пришли. Вон, у меня перед домом броневик поставили. Сказали нам, чтобы сидели в подвалах и не высовывались. Я им говорю: «А есть мы что будем»? А они: «Будете дохнуть с голоду, жрите траву, но чтобы из подвала не высовывались». В хаты они не заходили. Стояли здесь и расстреливали все машины, которые шли по дороге.
- Вы сами видели это?
- Видел. Ко мне вечером со склона приползла женщина, Мария...Маша. Ее ранили в ногу. Она с мужем ехала в Снежное, везли родственникам овощи, перцы, помидоры, картошку. Их начали расстреливать, мужа убили, а она до нас доползла. Рана сквозная была, мы ее обработали. Неделю у нас жила, ее вчера родственники забрали. Маша говорила, что за ними следом мчалась еще одна машина, когда по ней стали стрелять, оттуда выпали два мужчины, на ходу... А внутри осталась женщина и кричала, что у нее ребенок. Здесь вообще было много машин побитых, несколько десятков. Те, что не сгорели, утащили в ремонт или еще куда.У меня даже в огороде была иномарка, автобус сожгли с людьми.

Этот разговор состоялся еще 20 августа. Мы до последнего надеялись, что обгоревшие находки — череда чудовищных совпадений. Однако экспертиза ДНК подтвердила самые страшные опасения.

Полностью
http://msk.kp.ru/daily/26277/3154787/

Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments