Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Categories:

Ну и последняя часть

В.ПУТИН: Вы упомянули коротко проблему, естественно, мы здесь находимся, Крым, и я могу на этот счёт сказать только следующее. Много раз говорил, но воспользуюсь Вашим выступлением и вопросом, для того чтобы сказать, что, конечно, никакой аннексии Крыма не было и нет. Мы действительно использовали наши Вооружённые Силы, но только для того, чтобы дать возможность людям, которые проживают на этих территориях, высказать своё мнение о своём будущем. Может быть, вообще это впервые, впервые здесь проведён такой полноценный плебисцит, полноценный референдум по жизненно важным, судьбоносным вопросам для людей, которые проживают на этой территории. Поэтому говорить о каких-то там незаконных действиях – это, по крайней мере, нелепо, просто смешно. Мы просто спросили у людей, чего они хотят. Если это не демократия, то что это такое? И что такое вообще тогда демократия, если не власть и не мнение народа? Поэтому эти обвинения вообще пустые, не имеющие под собой никакого основания. Но это так, между прочим.

Теперь по поводу договора о ракетах малой и средней дальности, законный вопрос. Почему? Мы подписали этот договор с Соединёнными Штатами. Только мы и Соединённые Штаты ограничиваем себя в производстве и возможном использовании этого вида вооружения. Но для Соединённых Штатов это абсолютно не важно. У них с одной стороны Канада дружественная, с другой стороны – Мексика, и всё. А у нас совсем другая ситуация. Ракеты средней дальности не производят, не развивают этот тип вооружений, класс ракет только мы и США. Но у нас другая ситуация: Северная Корея, Китайская Народная Республика, Пакистан, Индия, Израиль, Иран – все страны мира практически работают над этим типом и видом вооружения. И если развитие этого класса ракет, скажем, в Китае или в Индии не вызывает у нас никакой озабоченности, потому что это дружественные нам государства, и я уверен, такой уровень отношений, который у нас достигнут с Китаем или с Индией, сохранится надолго, имея в виду специфику и перспективы развития международных отношений, надолго, на долгую историческую перспективу. Но развитие, скажем, этого класса вооружений в Пакистане не может не вызывать у нас определённых тревог, потому что, что греха таить, мы же понимаем, что всё-таки это страна с таким сложным политическим режимом, и пока, к сожалению, с неустойчивым политическим режимом, что там будет происходить, как будет ситуация развиваться, в чьих руках окажутся эти виды вооружения, тем более что это ядерная держава. Да и по другим сторонам тоже есть вопросы, по многим. А мы себя ограничиваем. Но мы, конечно, над этим думаем, анализируем. Мы сегодня в состоянии обеспечить надёжную, абсолютно гарантировано, свою безопасность теми системами, которые у нас есть, и теми, которые мы развиваем. Но вопрос не праздный.

Теперь по поводу афганского транзита. Стоит ли нам разорвать соответствующие соглашения с Соединёнными Штатами? Вы знаете, много было шума по поводу возможного использования аэродрома в Ульяновске, по-моему? И знаю, что и ваша фракция, партия, КПРФ была категорически против. Но ведь ничего не произошло, он и не используется реально. Ноль! Использование – ноль, ничего нет. Это во-первых.

Во-вторых, мы никогда не должны действовать по принципу – чтобы кондуктору насолить, билет купил и не поехал. То есть себе во вред нельзя ничего делать. Мы заинтересованы в том, чтобы ситуация в Афганистане развивалась в правильном ключе, стабилизировалась. И если какие-то страны, в том числе страны НАТО или Соединённые Штаты, вкладывают в это ресурсы, деньги тратят на это, это их выбор, но это не противоречит нашим интересам. Ну зачем им мешать?

Вы хотите, чтобы мы там опять воевали, что ли? Нет, наверное, никто этого не хочет. Поэтому мы стараемся, если мы видим неправомерные действия в отношении нашей страны, мы думаем и ищем ответы. Но они должны быть не во вред нам, а только на пользу. Так, как мы с вами сейчас делаем и как Правительство делает в связи с ограничением завоза и импорта продовольственных товаров. Точно совершенно!

Понимаете, если бы это было четыре года назад, мы бы и этого не сделали. Потому что наш сельхозпроизводитель не был готов к тому, чтобы поставить на рынок нужную продукцию. Смотрите, мы 10 лет назад импортировали из США 360 тысяч тонн куриного мяса, «ножки Буша» их называли. Ещё в прошлом году, по-моему, 200 всего тонн завезли. Почему? Потому что созданы комплексы, которых в Европе нет, птицекомплексы – замечательные, современные, эффективно функционирующие.

Мы значительно подняли производство так называемого красного мяса, прежде всего свинины. Но мы пока, к сожалению, не раскрутили ещё необходимый объём производства говядины, потому что там цикл производства больше. Если по свинине это 5–6 лет после капитальных вложений, по говядине это 8–12 лет. И инвестиций больше нужно. Пока просто не успели.


Но уже в состоянии поставить на внутренний рынок столько продуктов и такого качества, которое в основном удовлетворит спрос. И мы сегодня пошли на эти действия. Не могу сказать, что они катастрофические для наших партнёров, но чувствительные, болезненные. Но считаю, что мы поступили оправданно.

Во-первых, мы не нарушили правил ВТО и своих договорённостей в рамках ВТО. Они сейчас там пытаются на нас в суды подавать, я не знаю, сформулировали уже свои претензии или нет, но мы в своём договоре о присоединении к ВТО там прописали, что в случае обеспечения интересов в области безопасности страны имеем право пойти на ограничения. После того как западные страны – США и Европа, Австралия, Канада, Норвегия – ввели ограничения, в том числе связанные с финансовыми ограничениями в адрес Россельхозбанка, ну при чём здесь Россельхозбанк и наши споры, допустим, вокруг Украины?

Они ограничили доступ этого финансового учреждения к кредитным ресурсам на международные банки. Значит, они, по сути, создают для своих товаров более выгодные условия для работы на нашем рынке, и поэтому наши ответные действия вполне являются обоснованными. Речь даже не только о Россельхозбанке, у нас и Сбербанк финансирует в значительном объёме сельское хозяйство, и ВТБ, и так далее.

Поэтому наши действия: а) законные; б) обоснованные; в) идут не во вред, а на пользу нашей экономике и нашим производителям. Мы с вами должны искать именно такие рычаги, именно такие действия осуществлять, которые не во вред нам пойдут. Может быть, и хотелось бы ущипнуть, но если нам во вред, лучше пока не делать. Давайте по такому принципу будем действовать.
И.ДРОЗДОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Санкции, которые применены против России, – это не просто нечестный приём в экономической, политической борьбе, это изменение правил игры во время самой игры, то есть это жульничество, шулерство, а за шулерство, в общем-то, во все времена били по голове, и чем-то тяжёлым. Но, как Вы правильно сказали, нам не надо, чтобы было хуже им, нам надо, чтобы было хорошо нам. Ряд предложений.

Первое. Не пора ли нам перейти в расчётах за энергоносители, поставляемые из России, на национальную валюту – рубль?

Второе – в области продовольствия. Максимальное импортозамещение – да, придётся вкладывать большие деньги. Я готов подтвердить сейчас Ваши слова. Я избран от Ставропольского края, фракция ЛДПР доверила мне работу в Крыму. И поверьте, что птица, произведённая в Благодарненском районе, свинина – в Красногвардейском районе Ставрополья, говядина – здесь, в одноимённом Красногвардейском районе Крыма, она ничуть не хуже, а по экологическим характеристикам намного лучше зарубежных аналогов. Да, надо вкладывать деньги, и если наши крестьяне почувствуют не только на словах заботу, я думаю, сможем накормить не только Россию, но и половину мира.

Третье. Там, где импортозамещение невозможно, – максимальное усиление сотрудничества с нашими партнёрами по БРИКС. Вами уже многое сделано в этом направлении, и многие отрасли стоило бы туда переключить.

И, наконец, четвёртое. Продолжается геноцид нашего населения. Я имею в виду табак, пиво, энергетические напитки. Сложилась уникальная, по сути дела, ситуация – на всё, что я сейчас сказал, существует монополия, но монополия отнюдь не Российского государства и даже не частного российского капитала. Почти 100-процентная, 90 с лишним процентов, монополия западных компаний. То есть травят, условно говоря, наших детей, а колоссальные прибыли получает какой-нибудь там Philip Morris.

Поэтому я понимаю, что идеальным выходом – и мы много раз про это говорили, – было бы, конечно, по многим моментам государственное регулирование. Но на сегодняшний день мы готовы внести законопроект уже с начала следующего года, чтобы во всех этих компаниях не менее 51 процента капитала принадлежало России, либо государственный капитал, на худой конец, – частный.

Что касается энергетических напитков, эту отраву вообще запретить. Полтора года в Думе зависает закон, внесённый мною и коллегами из нашей фракции, других фракций. Уже регионы в отсутствии этого закона пошли по этому пути – Кубань, Ставрополье, Чечня, Карачаево-Черкесия запретили уже на своей территории всю эту отраву, спасая нашу молодёжь.

Владимир Владимирович, хотелось бы услышать Ваше отношение. Спасибо.

В.ПУТИН: Значит, по поводу торговли энергоносителями за рубли. Я тоже считаю, что это было бы правильно. И мы должны к этому стремиться. Вопрос в том, что это непростая история.

Скажем, нефть торгуется на биржах, на мировых площадках в долларах. Так сложилось уже не один десяток лет. И это мировая практика. Сломать эту мировую практику достаточно сложно. Больше того, наши компании, которые осуществляют эту торговлю, и сами заинтересованы в том, чтобы получать доллары или евро. Но торговля нефтью идёт исключительно в долларах.

Но это такая односторонняя монополия доллара на этот вид деятельности. На мой взгляд, она идёт во вред самому этому сектору мировой экономики. И действовать нужно в этом отношении аккуратно. Мы уже стараемся сейчас там, где это возможно, целесообразно и соответствует нашим интересам, с некоторыми странами договариваться о торговле товарами, в том числе, возможно, речь может идти и о торговле энергоресурсами в национальных валютах. Скажем, с Китайской Народной Республикой мы договариваемся о торговле в рублях и в юанях – непростой процесс. Это постепенно, «степ бай степ» нужно сделать, потихонечку. Но первые шаги уже делаются.

Мы обсуждаем этот вопрос о торговле различными видами товаров, различными товарными группами и в рамках БРИКС, о которой Вы упомянули, об организации только что Вы упомянули. Подписали даже соответствующие соглашения о расширении торговли в национальных валютах. Повторяю, это требует времени и такой очень хорошей экспертной проработки. Мы будем это постепенно делать, а то, что нам желательно в отдельных сегментах мирового рынка переходить на торговлю в нашей национальной валюте, – это очевидный факт.

Теперь по поводу качества нашей сельхозпродукции. Конечно, оно лучше, это 100 процентов, это даже к бабке не ходи, что называется. Но, к сожалению, вот это массовое производство продуктов питания, оно во многих индустриально развитых странах держится на химии, на лекарственных препаратах, которыми скот пичкают, чтобы он не болел, на различных стимуляторах роста: чем быстрее животина растёт, тем оборот быстрее, денег можно больше заработать. Но это вредно.

Посмотрите на проблемы ожирения в некоторых странах. Кошмар! Это связано тоже с питанием. И наша отечественная продукция, естественно, намного качественнее и лучше. Но вопрос только, чтобы её хватало. Понимаете, я уже говорил о том, что вот этот производственный цикл, скажем, по говядине, он длительный и требует достаточно больших инвестиций. Это делается сейчас, большие комплексы у нас уже существуют и будут дальше развиваться.

По поводу развития отношений с БРИКС я уже сказал. Мы два очень важных документа подписали сейчас в Бразилии: о создании совместного банка и о создании пула резервных валют. Чрезвычайно важная вещь. Это только первые шаги. Банк – понятно, финансовое учреждение, которое должно быть использовано на развитие наших экономик. Но не менее важно и создание второго института – пула резервных валют.

Это значит, что Россия, Китай, Бразилия, Южная Африка, Индия, мы должны направить в этот пул часть своих золотовалютных резервов. Россия предполагает направить туда 30 миллиардов долларов. Делается это по разным соображениям, прежде всего для того, чтобы повысить макроэкономическую стабильность в наших странах, в том числе и в России. И конечно, в том числе и для того, чтобы гарантировать сохранность наших золотовалютных резервов.

Здесь коллеги уже упоминали про эту проблему. Я хочу сказать, что это действительно важная проблема. Вот Владимир Вольфович говорил об огромном государственном долге, скажем, Соединённых Штатов, а это основная резервная мировая валюта – доллар. Что тогда с ней будет происходить? Я думаю, что наши американские партнёры этого точно не знают, а уж что говорить о других странах мира! А у нас золотовалютные резервы в значительной степени номинированы в доллары США. Поэтому создание такого института, как пул резервных валют в рамках БРИКС, чрезвычайно важное начинание.

И теперь по поводу некоторых товаров, о которых Вы упомянули, – табак, алкоголь. Вы знаете, мы должны проводить позицию деалкоголизации населения, бороться с табакокурением. Только ни в коем случае нельзя это делать, как было в советские времена, когда боролись с пьянством, когда вырубали виноградники, здесь, в Крыму, наверняка повырубали всё, в Краснодарском крае всё повырубали. Разве это привело к меньшей алкоголизации? Я думаю, нет.

Просто начали пить денатурат, начали гнать самогон и так далее. Простых решений здесь нет. Нужна комплексная работа. Нужно заниматься пропагандой здорового образа жизни, развивать спорт, причём не только спорт высших достижений, но и массовый спорт. Нужно давать людям какую-то альтернативу всегда. И с табакокурением надо бороться также аккуратно.

Но если просто мы будем завышать цены, мы в Правительстве дискутируем часто по этим вопросам, у нас есть, видимо, Ваши сторонники, которые говорят: «Нужно акцизы поднять в пять, в десять раз». Но меньше курить не будут, если так сделать это, одним щелчком. Будут курить просто всякую гадость. Вот и всё. Нужно спокойно работать, ритмично, разъяснять. Если повышать акцизы, то постепенно.

А что касается иностранных инвестиций, здесь я с Вами совсем не могу согласиться. Мы должны всё-таки в России создавать такие условия, которые нашим инвесторам любым – и иностранным, и российским инвесторам – будут всегда давать ясный сигнал: в России не обманывают, или, как в известных кругах интеллигенции говорят, «не бросают». И если человек или компания пришли с инвестициями, они должны быть уверены в том, что инвестиции никто не отберёт, что эти инвестиции гарантированы политикой нашего государства.

Я призываю всех вас относиться к этой составляющей именно таким образом, потому что только так мы можем повысить доверие к нашей экономике и привлечь необходимые нам инвестиции не только в области производства табака или алкогольной продукции, но и во все другие секторы экономики. Потому что стоит только неверный сигнал подать в одном секторе, сразу мы почувствуем негативные последствия в других секторах. Но это не значит, что мы не должны бороться с табакокурением. Здесь и с помощью налоговой политики это можем делать, и с помощью разъяснений, каких-то ограничений – всё это возможно, давайте вместе будем профессионально, спокойно это всё обсуждать.

Да, по поводу запрета энергетических напитков. Знаете, здесь я ближе всего к Вашей позиции, тоже не хочу, чтобы это прозвучало, что завтра всё мы запретим, но я бы здесь действовал решительнее, чем мы действовали до сих пор, это правда.

А.МАКАРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Меры экономического давления на нашу страну сегодня объективны и беспрецедентны. Даже в годы «холодной войны» Соединённые Штаты себе такого не позволяли, при этом удары наносятся в наиболее чувствительные сферы нашей экономики, понимая, что это осложняет для государства выполнение социальных обязательств, соответственно, надежда на то, что это породит недовольство людей и в конце концов дестабилизирует обстановку в России.

Мне кажется, на самом деле, тем не менее, что это не основная цель, это лишь средство, такое же точно средство, как поставить заслонку перед нашим газом в Европу, а цель, серьёзная цель – это глобальное экономическое доминирование Соединённых Штатов во всём мире, и это экономическое доминирование – это главная цель. Но если такая цель главная, а мне кажется, нет необходимости в этой аудитории объяснять, что вытеснение нашего относительно недорогого газа, замена на дорогой газ Соединённых Штатов – это не просто новые рынки сбыта, хотя, конечно, они тоже никому не мешают.

Это в первую очередь сделать европейскую продукцию по сравнению с американской не конкурентной, то в этом случае мы не можем говорить о том, что санкции прекратятся, что исчерпали они лимит на санкции и тогда Крым – это только повод, а ситуация на Украине, гибнущие люди – это, по существу, разменная монета в руках политиканов, которые ведут эту политику. Следовательно, мне кажется, и тут, наверное, все согласны, что нам нужно сегодня сосредоточиться на упоре на наши внутренние резервы, на внутренние резервы нашей экономики, наконец, на наш бизнес. К сожалению, в том хоре голосов, которые сейчас обсуждают наши возможности, в основном обсуждаются две.

Первая – это потратить накопленные резервы. Второе – поднять налоги. Наверное, это тоже можно делать, но только, честно говоря, хочется услышать Ваше мнение по этому поводу. Мне кажется, что это даст только краткосрочный эффект. А вот мер стимулирующего характера предлагается, к сожалению, очень мало.

Скажем, важнейшая задача, которая была Вами поставлена, – деофшоризация. Мы смотрим законопроект, который был подготовлен. Строго говоря, это выбор для бизнеса между английской тюрьмой и «Бутыркой». Во-первых, как бы и выбор сам по себе так себе, но главное, что проблем деофшоризации не решает. Да и не надо уже бизнес пугать, бизнес уже весь давно понял (не весь, может быть, ещё), что на самом деле капитал у нас в стране намного более защищён и лучше защищён, чем в любой точке земного шара. Простите, сегодня локти кусают те, кто не услышали Вас десять лет тому назад, когда Вы сказали, сколько там надо пыли будет глотать, доставая деньги из офшоров. А если, простите, «отморозки» ещё какие-то остались, для этого та же «Бутырка» ещё есть и Уголовный кодекс тоже есть.

Может быть, всё-таки подумать о стимулирующих мерах. О части Вы сегодня сказали: поддержка села и так далее. Я не буду сейчас время отнимать, я знаю, что много вопросов есть. Хотелось бы услышать Ваше мнение. Как Вы, скажем, отнесётесь к идее, допустим, налоговой амнистии, направленной на то, чтобы люди могли задекларировать свои деньги, которые находятся за границей, заплатить налог, а ещё больше – простимулировать тех, кто не просто задекларирует и заплатит налог, но и вернёт деньги в страну и вложит их в развитие нашей экономики? То есть упор всё-таки сделать не на страхе (строго говоря, на самом деле, они нас пугают, чего же мы сами-то себя пугать будем), а вот именно на стимулирующие меры? Очень бы хотелось услышать Ваше мнение. Ещё раз спасибо за возможность задать этот вопрос в российском Крыму.

В.ПУТИН: По поводу мер давления экономического характера, о которых Вы упомянули. Они действительно очень грубые и, на мой взгляд, неэффективные, вредные. И целью их является и обеспечение этого глобального доминирования Соединённых Штатов, это правда, я с Вами согласен, поддержание этого глобального доминирования, может быть, даже создание для себя более выгодных конкурентных условий на мировых рынках, желание немножко отодвинуть нас с европейского рынка, Европу от нас немножко оттянуть.

Действительно, здесь же коллеги говорили, у нас с Соединёнными Штатами не 26, сейчас 27 с небольшим миллиардов товарооборот, а с Европой – 440. Разницу чувствуете? Любые движения в этом отношении для нас и для европейцев очень чувствительны. Для Соединённых Штатов вообще не имеют практически никакого значения. Поэтому оценка Ваша в целом абсолютно правильная.

Но хочу обратить ваше внимание на то, что мы постоянно занимаемся, Правительство занимается постоянно подготовкой и внедрением мер стимулирующего характера. Можно спорить по поводу того, что чего-то ещё не хватает, чего-то нужно добавить. Но если вы посмотрите на всё, что предлагается Правительством в сфере экономики, это практически всё направлено на стимулирование.

Возьмите хотя бы вот эти дополнительные наши планы по развитию инфраструктуры, в том числе, скажем, на востоке страны, имея в виду БАМ, Транссиб и так далее, или дополнительное кольцо вокруг Москвы. Это всё меры по расшивке «узких» мест в экономике, связанные с недостатками инфраструктуры. Это тоже стимулирующая мера. Вся программа по поддержке сельского хозяйства – это тоже стимулирующая мера.

Да, мы раньше делали это в условиях кризиса 2008–2009 года, может быть, более выпукло, когда мы напрямую поддержали, скажем, автопром, чтобы он не сложился как карточный домик. Но это было в условиях острого кризиса. Сегодня действовать такими мерами, может быть, и не очень правильно, потому что мы тогда достимулируем базу собственного развития. Но то, что мы должны постоянно думать над этими мерами, это я с вами, безусловно, согласен – над мерами стимулирующего характера.

Вы задали вопрос, как я отношусь к тому, чтобы налоги повышать, с одной стороны, и, с другой стороны, резервы проедать. Плохо, конечно. Не хочется ни резервы проедать, ни налоги повышать. Но то, что Минфин, Министерство экономического развития, они в постоянном споре находятся друг с другом: или налоги повысить, или резервы проесть, – это нормальная профессиональная дискуссия. Я просто сейчас не хочу тратить время всех присутствующих, для того чтобы углубляться. Мы занимаемся этим на регулярной основе. Вот поверьте мне, постоянно.

Как в своё время в Древнем Риме, там выступал один сенатор и говорил, что Карфаген должен быть уничтожен, он заканчивал этим все свои речи. Вот так же и мы, когда собираемся, по любому вопросу, всё равно заканчиваем в конечном итоге обсуждением этого: что там, в каком объёме резервы, проедать или не проедать, повышать налоги или не повышать, и что такое налоговый манёвр, что это такое? Это просто болтовня или это приведёт к реальному повышению налогового бремени на экономику.

Я сейчас не буду вдаваться, не хочется ни налоговое бремя повышать, ни резервы проедать, но и просто тупо сидеть на мешке с деньгами тоже кажется неправильным. Но в этом нас трудно упрекнуть, я уже упомянул об этих крупных инфраструктурных проектах, скажем, по развитию востока, но это же мы собираемся делать из Резервного фонда, поэтому Резервный фонд – это «подушка безопасности», и его всё-таки сохранять нужно в определённом объёме. Но только держать эти средства в иностранных ценных бумагах тоже неправильно, мы слышим эту критику, и если кто-то думает, что мы не обращаем на неё внимания, это не так. Мы реагируем соответствующим образом.

А по поводу налоговой амнистии: в принципе она кажется идеей привлекательной, мы же проводили не так давно, несколько лет назад. Должен вам сказать, что эффекта не было ожидаемого, вот в чём всё дело. И налоговая амнистия, и все другие амнистии – мы с этим с вами должны быть как-то поаккуратнее, а то человек совершил преступление, не успел ещё полсрока отсидеть – уже амнистия, через год – опять амнистия, опять амнистия. Это, знаете, дезавуирует усилия государства, скажем, в борьбе с уголовной преступностью. Так же и здесь.

Вот люди уклонялись, уклонялись – амнистия, прошло три года – амнистия. Я не исключаю, что это возможно, я этого не исключаю. И в принципе, если на экспертном уровне мы проработаем, если вы в Думе проработаете этот вопрос и в конце концов выйдете на какое-то правовое законодательное решение, я этот закон подпишу. Но нам надо ещё продумать целесообразность, вот с этой стороны посмотреть, эффективность, вот о чём речь.

Пожалуйста.

С.ГОРЯЧЕВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые присутствующие!

Меня трудно уличить в лести, чаще, наоборот, пеняют за то, что я слишком резка в своих оценках. Но я сегодня от лица многих и многих хотела Вам, Президенту Российской Федерации, сказать спасибо за то, что Вы очень последовательно, настойчиво защищаете интересы и престиж России.

Сегодня уже развеяны мифы о том, что Запад поддерживает демократические революции. Мы видим, что с помощью гражданских войн развязываются бойни, и там гибнут прежде всего беззащитные. Как это делается? Подкупается часть продажной элиты, и ставка делается на маргинализированную молодёжь. Это мы видим и в Украине. И более того, там даже из нафталина вытащили такие понятия, как «бандеровщина», как «нацизм», и крови конца не видно, а обвиняют Россию, а нужно пенять на Киев.

Почему я об этом говорю? Потому что, мне кажется, да и многим кажется, в России сегодня не востребован потенциал нашей молодёжи. Посмотрите, каждый пятый россиянин – молодой человек, но здесь выше безработица, здесь больше наркоманов среди молодёжи, больше пьянства. К сожалению, каждая вторая молодая семья не имеет жилья. А у нас нашу программу по поддержке молодой семьи, по поддержке молодых специалистов в селе наше доблестное Правительство уже закончило. А кстати, деньги были небольшие.

Проблем очень много. Мне кажется, сегодня бытует такое ошибочное расхожее мнение о том, что молодёжь не хочет трудиться. Нет, мне кажется, в этой ситуации просто не созданы стимулы, потому что любой труд должен быть мотивирован, в том числе и труд молодёжи.

Наши предложения конкретные. Почти 10 лет у нас монополизированы мигрантами строительный рынок, торговый рынок и сфера обслуживания. На рынке уже русскую речь не услышишь. Почему в мегаполисах нашему Правительству вместе с региональными властями не создать строительные техникумы, рынки? Почему не обучать там нашу молодёжь? Пусть она себе построит жильё и нам в том числе. Для этого нужна только воля, и такая программа необходима. Это можно сделать.

И второе, о чём я хочу сказать. В мире, в развитых странах, 20 процентов предпринимательства приходится на молодёжь. У нас только два процента. Давайте изучим опыт Китая, Японии, Германии, других стран, как это делалось там, и вовлечём молодёжь в том числе, особенно, может быть, и в селе как раз. Это же очень важно – создать такие стимулы. И тоже будет мотивация для того, чтобы молодёжь трудилась.

Почему это очень важно? Потому что сегодня новый посол в России. Мы сами знаем, что будут тут шнырять спецслужбы. Давайте у них выбивать вот эту почву. И давайте нашу молодёжь защитим тем, что дадим ей возможность трудиться, честно работать и содержать свои семьи.

Спасибо.

В.ПУТИН: По поводу того, чтобы изучать опыт и принимать опыт других стран, в том числе в работе с молодёжью, мы, безусловно, должны делать это и будем изучать опыт. Но там очень много негативного опыта. Там как раз и наркомания, там как раз и ксенофобия процветает часто, там всякие другие, не совсем традиционные… Ну, вы понимаете, о чём я говорю. Так что этот опыт нам не нужен. Но есть и положительный, конечно. Мы должны анализировать в целом и брать самое лучшее, безусловно. И из нашей истории брать самое лучшее, из нашей культуры и смотреть, что в других странах делается.

По поводу другого опыта, связанного, скажем, с мигрантами. Там брать нечего. Там одни проблемы. Там хуже, чем у нас. Они уже публично заявили о крахе той политики, которую проводили до сих пор, публично сказали. Для западного истеблишмента это вообще уникальная вещь. Никто не мог поверить, что ещё лет пять назад кто-нибудь отважится сказать такие вещи. Но теперь не только говорят, но и пытаются что-то делать. И всё получается очень неуклюже.

У нас лучший опыт, потому что наша страна складывалась изначально как многонациональное и многоконфессиональное государство. У нас есть традиция не просто сосуществования, а взаимопроникновения культур и религий. И это чрезвычайно важный исторический деграунд для нас, который мы, безусловно, должны использовать. У нас, скажем, 10 процентов почти мусульманского населения, но это никакие не мигранты, это наши граждане, понимаете, у них другой Родины нет, и они в большинстве своём относятся к России как к своей большой Родине. Есть малая родина, а есть большая. И мы никого не должны дискриминировать. Но в то же время на локальных рынках труда, скажем, нужно научиться по-современному их регулировать.

И Вы упомянули, скажем, о целых отраслях, которые эмигрантами или мигрантами заняты: строительная отрасль, рынки и так далее. Вы знаете, конечно, нужно открывать и средние учебные заведения, и высшие, и профессиональные. И нужно молодых ребят и девушек учить, воспитывать и так далее. Всё это нужно делать. Но нужны и другие меры регулирования. Скажем, в строительной отрасли, если бизнесу выгоднее нанимать на дешёвые, на маленькие деньги мигранта, то там хоть к каждому милиционера приставь или полицейского – толку не будет никакого. Всё равно они будут нанимать мигрантов. Понимаете? Поэтому нам нужны здравые экономические меры. Придумать не так просто.

Мэр Москвы Сергей Семёнович Собянин предложил расширить вот эту патентную систему и сделать её более гибкой, приспособить к каждому региону Российской Федерации таким образом, чтобы мы экономическими способами и средствами могли влиять на предпринимательское сообщество при найме на работу. В Москве это может быть одна стоимость патента, в Рязани – другая. И дать право регионам гибко регулировать и использовать этот механизм.

Давайте попробуем его внедрять, посмотрим, что из этого получится. Но если (я сейчас обращаюсь не только к Вам, а ко всем коллегам) у вас будут свои идеи, то мы вам будем очень благодарны за ваши предложения по поводу того, что и как мы должны сделать цивилизованными, современными способами, для того чтобы улучшить регулирование в этой очень чувствительной сфере. Согласен с Вами.

Уважаемые коллеги, я вас хочу поблагодарить ещё раз за совместную работу в первом полугодии и за сегодняшнюю нашу встречу. Мне очень хотелось, чтобы мы действительно в такой неформальной обстановке собрались именно здесь, в Крыму. Ваши коллеги из парламента Крыма и из Законодательного Собрания Севастополя приезжали в Москву в те судьбоносные, как я уже говорил, дни. Но я думаю, что многие тоже уже побывали здесь, в Крыму, но, наверное, не все, и мне очень хотелось, чтобы вы все сюда приехали, походили, с людьми пообщались, почувствовали атмосферу, подышали этим воздухом, посмотрели на Крым, на Севастополь.

Потому что, знаете, когда всё своими ушами услышишь и глазами своими увидишь, когда напрямую с людьми общаешься, тогда всё становится более понятным, более свежим, более живым, и от этого живого восприятия этих субъектов Федерации у нас с вами будет возможность точнее реагировать на все проблемы, которые здесь накопились, более выверенные решения принимать по разрешению этих проблем – и транспортных, энергетических, водных, каких угодно.

И ещё одно соображение, которое не могу не сказать в связи Крымом. Здесь уже звучало, и у людей вопрос иногда звучит, что дорого, как в России на это смотрят?

Крым, Севастополь – это часть России. И поэтому развивать нашу страну в любой её части – это абсолютно нормальная вещь. Это делается, конечно, и для граждан, которые здесь проживают, но это в то же время делается для всей страны. Это не какой-то подарок, это наша обязанность с вами – развивать все территории Российской Федерации.

А если какие-то территории отстают, на них мы должны обращать большее внимание. Это мы делаем применительно, скажем, к Дальнему Востоку, и наши планы не меняются в этом отношении. Это мы делаем в отношении некоторых субъектов Российской Федерации на юге нашей страны, и здесь ничего не меняется.

Такой же особый подход пока мы должны применить к Крыму и Севастополю, имея в виду, что они в своём социальном, экономическом развитии отстают от средних показателей Российской Федерации. Но мы, безусловно, это будем делать в интересах всей России.

Большое вам спасибо.

Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments