Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Categories:

А вот и продолжение встречи руководителей фракций ГД с Путиным в Ялте

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы решили, как в Госдуме, – выступают КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», «Справедливая Россия».

Можно много говорить о внутренней политике, но всё заканчивается плохо, когда совершаются ошибки во внешней политике. Сто лет назад Российская империя была конфетка, всё было отлично летом 1914 года. Нас втянули в войну, и чем закончилось, вы знаете. К 1940 году Советский Союз был вторая конфетка, но нас втянули, и чем закончилось, вы знаете. Вывод: тысячу лет Россия занимает оборонительную позицию, мы ждём, когда на нас нападут.

Я не буду брать тысячу лет назад, берём Наполеона: он ждёт развязки войны в Литве. Молодой царь плохо соображает, сидит в Петербурге и разрешает Наполеону всю Россию захватить, сжечь Москву, а уж потом можно немножко догонять французов и в конце концов победить. 1941 год: всё ясно было, начнётся, уже точно начнётся. Дайте приказ начать 20 июня и разгромить немцев на территории Польши. Нет, ждём. Страх, неумение, ошибки, поэтому это очень дорого обходится. Это один момент.

Второй момент. Россия расцветала, рождалась и может развиваться только в формате империи. Любая республика – советская, федеративная, народная, демократическая – это губительно. Поэтому пока мы не определим форму государства, может быть, даже и поставить вопрос о восстановлении империи. Кто нам мешает? У нас же есть, Испания же восстановила монархию, ничего не случилось. Надо же понимать формат развития.

Вот простой пример – климат. Мне здесь плохо, мне здесь жарко. Мой климат - Архангельск, Ленинградская область, даже Воркута. Здесь я задыхаюсь. Что я должен делать? Жить там, где лучше чувствует себя мой организм. Так и Россия. Она себя плохо чувствует в формате республики, в формате дружбы народов, в формате вариантов: либерализм не надо, капитализм не надо, социализм – плохо. Нельзя так, нельзя решать вопросы. Эта страна – другая страна, нас ни с кем нельзя сравнивать. Поэтому начинать мы должны первыми. И у Сталина был план начать раньше и разгромить немцев на территории Польши, но не хватило ему решимости. Так и генералы предлагали громить Наполеона в Польше. Поэтому вариант: развитие не может идти в рамках республики, не может идти в рамках вот этой демократии, как у нас: выборы, партии, профсоюзы, выборы осенью, выборы весной. Какая разница? Они вообще не нужны, эти выборы. Кто кого выберет? Откуда вы знаете, что это за люди? Выбираем вслепую. Разве мы знаем, кого выбираем? Если раньше, при советской власти, в трудовом коллективе хотя бы знали, кто он такой, сейчас приходит человек и начинает говорить всё что угодно. Кто его знает? Никто.

Выборы – это профанация, придуманная на Западе, – разыграть. Там одна партия, но для видимости выходят от демократической, от республиканской. Во всей Западной Европе одна партия, но разыгрывают спектакль перед своими избирателями. А нам зачем спектакль разыгрывать? Нам нужна мощь. Наша экономика может быть только милитаризованной. Если у нас пройдёт милитаризация всей экономики, если мы снова нашу армию подведём к западным границам, я не говорю воевать – чтобы она стояла здесь. Она стоит за Уралом, где-то на юге – сюда всю поставить армию, миллионная, двухмиллионная. Они трусливые, они боятся, их нужно брать испугом, кнутом. Мы – пряником: нате наш бюджет. Десять лет бюджет уходил туда, на Запад. Надо, надо, там выгодно, Кудрин объяснял нам, что там выгодно, а теперь что? Теперь нам по морде бьют нашими же деньгами, поэтому никакой выгоды нет туда деньги отправлять или здесь заниматься только торговлей. Торгует вся страна. Сейчас начинаем, может быть, строить заводы, поэтому милитаризация, мобилизация, жёсткая пропаганда день и ночь, чтобы они боялись.

Я однажды сказал одну фразу финнам – через две недели военный бюджет Финляндии был увеличен на 30 процентов. Одна моя фраза – и на 30 процентов увеличивается бюджет. Мы поставим пропаганду так, что мы их разорим, чтобы они боялись, что танки двигаются на Киев, танки могут дойти до Брюсселя, можем за сутки вас оккупировать, захватить, уничтожить, мы должны объявить, что у нас есть новое оружие. Их ракетные системы нам совершенно ни к чему, они нам не угрожают, надо испытывать новое оружие. Мы должны понять, что план «Барбароса-2» подписан, и мы ждём 22 июня? Нет, теперь мы должны начать 20 июня. Как и где – это решают военные, Генеральный штаб, все остальные, но надо понять наконец, в каком мире. Они смеются над нами, они издеваются, русский язык запрещают по всему миру, и что они делают сегодня? Убивают русских. Сидите вы и смотрите: мы их гоним как и ещё не пустим к вам как беженцев. И будем расстреливать их, будем казнить их, родильные дома будем бомбить, больницы. А вы гуманитарную помощь направляйте. Это что – Россия? Чтобы царь направил гуманитарную помощь сербам сто лет назад? Он армию направил! Это была ошибка, но армия пошла. Если бы не большевики, наша армия стояла бы в Берлине в 1918 году.

Теперь мы – современная Россия, мы наконец совершаем правильные шаги, первые начинаем. Ну куда мы прём в Афганистан? Это наши союзники – мусульманский мир. Ещё одна ошибка России – мы все время шли на запад. На западе нет у нас ни друзей, ни союзников. Надо идти на юг, но идти с миром, как союзники. И единственно правильное, что сделал Ленин, первые договоры о дружбе – Афганистан, Иран, Турция. Всё! Все остальные – империалисты.

В 2001 году, Владимир Владимирович, когда была атака на Нью-Йорк, Вы позвали нас в Кремль, лидеров партий и фракций. Вы спросили: «Что делать?» Все сказали Вам: «Лезть под Буша», – кроме меня. Я Вам сказал: «Проявить солидарность с мусульманским миром, сказать им – не бойтесь, вас никто не будет бомбить, Россия с Вами!» Я это единственный сказал, и стенограмма есть в Кремле.

Сегодня мы поворачиваемся к мусульманскому миру. Египет, Эрдоган (Турция), вот с Ираном укрепляем. 14 лет потеряно! Кто эти советники в МИДе, кто эти советники в Вашем окружении, которые Вам ориентацию на Запад дают? Я пришёл, Чубайс глава Администрации: «Давай, с Ираном отличная сделка, деньги». – «Нет, мы заработаем с американцами, мы будем помогать, с ними сотрудничать в космосе». Ну, досотрудничались в космосе!

Чубайс – враг. Это чудовищно! Как может быть институт имени Гайдара, Фонд имени Гайдара, Фонд имени Ельцина, улица Ельцина, бюст Ельцину? Всю страну раздал за одну ночь! Пропил страну всю 8 декабря 1991 года. И ему памятники поставили! Вы тоже должны знать.

Мы не можем жить под этим флагом бело-красно-синим. Это флаг торговый, это флаг Власова, флаг Керенского. Нам нужен чёрно-жёлто-белый флаг Российской империи. Под этим флагом мы достигли максимума успехов.

Нам нужно другое название государства, другое название Вашей должности – верховный правитель. Не хотите «император», давайте «верховный правитель». Хотя «император Владимир Первый» звучало бы хорошо. Тогда будут уважать.

Может быть, и гимн вернуть «Боже, Царя храни!». «Союз вековой» народы сплотил, а народы плюют нам в лицо каждый день. Это великолепный был бы гимн: «Храни своего руководителя, храни свою страну, она – единственная твоя». И с этим гимном действительно русская армия шла вперёд и побеждала.

В Афганистан мы вошли с армией, этого не надо было делать. Мы начали проводить при Брежневе наступательную политику, и нас боялись. Но если вошли, и уходить не надо было! Одна ошибка – входим с оружием, другая – выходим. Выходить не надо: окопайтесь и сидите. Вас сбивают вертолёты – нечего летать на вертолётах, сидите в катакомбах! Заройтесь танками! Везде поставьте диверсии. Ночью их всех арестовывайте. Ночью всех расстреливайте. И такие, как Наджибулла, сегодня бы сидели в Афганистане. Сегодня бы!

Поэтому всё можно делать, как сегодня на Украине. Что у нас, нет средств, которые уничтожают всю колонну танков за 15 минут, всю колонну БТР за 15 минут, сносят целые улицы в городах? И всё это – сегодняшнее вооружение Российской армии. Почему же его не испытать и не показать, на что способна наша армия? Не обязательно её вводить. Весь мир что там? Американцы, американская армия воюет? Добровольцы воюют! А у нас миллионы добровольцев могли бы там повоевать, из тюрем выпустить, штрафные батальоны создать и сказать: «Ни шагу назад! Вот Луганск, Донецк, и дальше – до Одессы и Приднестровья!» И они всё пропашут ночью и днём, лишь бы не вернуться в наши тюрьмы.

Поэтому направление на юг, а не на запад. Мы получили эту Польшу проклятую, с этой Польшей возимся сколько времени, а Польша Украину делает такой же враждебной, Польша Прибалтику сделала враждебной. Зачем нам эта Польша нужна? Мы победили Наполеона! Что мы ушли из Парижа? Там бы сегодня ещё стояла бы наша армия, и не было бы вообще никакой войны. Из Берлина ушли, сегодня бы там армия стояла. То есть это всё должна быть та политика, которую проводила Российская империя, Советский Союз. Я ничего не выдумываю, я беру всё лучшее, что было в царской России и в советской, когда ни одна пушка не стреляла в Европе, пока русский царь не даст согласие! Когда пошёл плохой спектакль в Париже, царь позвонил и сказал: «Вам нужно 100 тысяч новых зрителей в ваш парижский театр?» Те поняли и заткнулись, спектакль сняли. Когда, Владимир Владимирович, Александр III, и Англия провоцирует войну России с Турцией, ему доложили, он вот так ударил: «Всю казну на войну!» Дошло до Лондона, всё прекратили. Царь сказал одну фразу: «Всю казну на войну!» Рука мощная такая – стол чуть не треснул, и быстренько шпионы доложили британскому послу. И он: «Всё, всё, мы ничего не делаем, всё в порядке, войны не будет». Они должны бояться, бояться каждый день и каждый час! Нам нужен другой Министр иностранных дел! Нужен министр пропаганды. Хорошие министры есть, может быть, они работают. Но есть вещи, где должны быть люди особого склада, чтобы он сказал и пол-Европы, так сказать, боятся, ноги дрожат. Поэтому повернуться к мусульманскому миру, хотя сейчас там уже много антироссийски настроенных режимов. Мы могли бы сотрудничать и с Саддамом Хусейном, и с Каддафи, и с исламским Ираном давно подружиться.

В 2000 году ЛДПР говорит: «Признать правительство талибов». Вы его признаёте, и весь мир признаёт с опозданием на 15 лет. А если бы тогда признали и его бы сохранили, а не свергали, не было бы того потока наркотиков. Они уничтожали все наркотики, и им не нужна Средняя Азия. Им нужен Пуштунистан. У нас востоковеды должны быть везде. У нас Восток горит, евроазиатское пространство наше, а Польшу забыть. А Прибалтике сказать, что там такое количество танков и самолётов натовских, что в случае большой войны мы не можем гарантировать существование этих государств. Я это уже сказал. Там они уже все бегают и трусят, все боятся.

Я в заключение, понимая, что ещё Сергей Михайлович хочет, «левые» всегда чего-то хотят, вопросы будут. То есть большое значение имеет устройство страны, её оболочка, как она функционирует естественным путём. Сейчас мы – не естественным. Мы боролись с пропагандой гомосексуализма среди детей. А когда мы будем бороться с пропагандой извращённого устройства собственной страны? Царь бы этого не потерпел и советская власть. Вы какую создали страну по устройству, по экономике, по культуре и так далее? Все они сегодня издеваются над нами. Такого не было никогда: ни при царе бы никто не посмел убивать русских где-либо, ни при советской власти. Они же все не уважали – боялись. Мы должны базы новые создать, новый флот, чтобы всё «кипело, гудело, гремело», и десантировать наших следователей, арестовать всех, кто там совершает преступления. Последняя моя фраза: «Ужель не могут наши командиры чужие изорвать мундиры о русские штыки?!»

А что вы не встали, ЛДПР? Что вы сидите как неприкаянные? Я сказал встать всем. Плохо хлопаете. Я на карандаш возьму вас. Видите как, боятся, Владимир Владимирович. Даже в одной партии, благодаря мне пришли, и всё боятся, а вдруг не так, а вдруг сейчас Владимир Владимирович скажет: это не надо нам, и побегут в «Единую Россию» записываться.

В.ПУТИН: Нет-нет, Ваши не побегут, я уже знаю. Но поскольку у нас всё-таки трансляция и запись телевизионная, хочу сказать: всё, что было сказано Владимиром Вольфовичем, – это его личное мнение. (Смех.) Не всегда совпадает с официальной позицией Российской Федерации. Но зажигает красиво.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Свобода слова.

В.ПУТИН: Да, у нас свобода слова.

Пожалуйста.

(...)
С.МИРОНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Очень важно, что наша сегодняшняя встреча проходит в месте исторических событий новейшего времени. Оглядываясь назад, мы ещё раз убеждаемся, что то, что многонациональный Крым вернулся в состав России, было абсолютно правильным, единственно возможным решением. Крым и Город-герой Севастополь – составная часть России. И это сегодня данность. И навсегда эти два субъекта Российской Федерации будут российской территорией. Иного не дано.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу поблагодарить Вас за уникальный формат и, конечно, за уникальность места, где встреча сегодня проходит, потому что такая встреча Президента Российской Федерации вместе с Председателем Правительства, с фракциями Государственной Думы, и здесь присутствуют исполняющие обязанности исполнительной власти двух субъектов Российской Федерации, наши коллеги – и Аксёнов, и Меняйло, конечно, это уникальный формат. И за это Вам отдельное спасибо.

Хотел бы поговорить о том, что происходит у нас на международной арене, что происходит у наших самых близких, самых кровных соседей на Украине. Сегодня на международной арене правят бал двойные стандарты: невежество и фанатизм. Словесные эскапады, которые мы слышим из уст высокопоставленных чиновников Соединённых Штатов Америки, просто вызывают оторопь. С международных трибун, наверное, так не лгали со времени Макиавелли. А сегодня считается, что это некая международная норма.

Хотел бы высказаться по поводу так называемых западных санкций. Это в первую очередь попытка унизить нашу страну, поставить её на некое место, которое видится из Вашингтона, указать наше место где-то на галёрке геополитического театра. Не выйдет! Россия не та страна, которой можно диктовать свои условия. И не та страна, которой можно указывать её место. Россия – один из мощнейших центров многополярного мира, и это действительно сегодня данность.

Масштаб санкций вряд ли сегодня зависит от каких-то гипотетически возможных даже уступок с нашей стороны. Здесь скорее обратная связь: чем уступчивее мы будем, тем жёстче могут оказаться санкции.

Сегодня одна из ключевых задач всей нашей страны, прежде всего руководства страны и Федерального Собрания, – сохранить стабильное развитие и модернизацию в условиях нарастающего давления со стороны Соединённых Штатов Америки и их сателлитов. Наша страна должна выйти из нынешнего международного кризиса окрепшей во всех отношениях, в первую очередь в области экономики.

Санкции не должны даже минимально отразиться на исполнении известных майских указов Президента нашей страны. Сейчас как никогда понятно, что в рамках санкций могут быть созданы искусственные проблемы доступа к счетам Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, которые, как известно, находятся за рубежом. Вопрос о необходимости отказа от этой практики, когда значительная часть наших доходов выводится за рубеж и хранится в зарубежных банках, эта практика всегда подвергалась критике со стороны нашей фракции. И сегодня неэффективность такой политики, на наш взгляд, очевидна. Нужно всерьёз заняться возвращением всех наших активов домой, пришла пора собирать камни.

Сложившаяся ситуация вынуждает нас активнее использовать внутренние источники роста России. Сегодня Россия, перефразируя Канта, должна быть в первую очередь страной для себя, не страной для других. Сегодня мы с вами живём в пятом технологическом укладе, одна из его важнейших технологий – работа с массовым сознанием, идёт борьба за умы и души людей. Значение информационного пространства в современном мире сложно переоценить.

Яркий пример. Западная Украина никогда не обладала достаточным экономическим ресурсом и потенциалом, но, как оказалось, в течение 20 лет они наращивали идеологический потенциал с отрицательным знаком, но это именно идеологический потенциал. Итог известен: крайняя русофобия, привнесённая извне. Если мы не будем отвоёвывать и развивать своё информационное пространство, безусловно, его займут другие. Вакуум в умах и сердцах людей, особенно молодёжи, будет обязательно заполнен внешними силами, и надо очень серьёзно над этим работать.

Русофобия сегодня стала визитной карточкой многих западных политиков. Убеждён, что Россия должна чётко и твёрдо реагировать на все её проявления, пора честно сказать: русские сегодня – самый большой разделённый народ в Европе. Мы не вправе оставаться безучастными и должны жёстко реагировать на любые проявления русофобии, тем более если она перерастает в прямое насилие в отношении наших соотечественников. Скажу прямо: нужно держать руку не только на пульсе, но на горле тех, кто позволяет себе делать из России и русских врагов номер один, и это должно быть просто практикой не только международной, но и парламентской, и просто практикой гражданской, всех граждан нашей страны.

Мы поддерживаем идею рассматривать в качестве одного из основных стратегических национальных приоритетов России борьбу с угрозой фашизма и неонацизма в любой точке планеты, от кого бы эта идея и эти волны ни исходили. Это положение необходимо закрепить в Стратегии национальной безопасности.

Наша страна, которая вынесла на себе всю тяжесть борьбы с фашизмом в годы Великой Отечественной войны, в годы Второй мировой войны и понесла самые сильные потери от этой «коричневой чумы», имеет на это полное право. В любой точке мира, где поднимает голову фашизм, социал-национализм, радикальный национализм, Россия должна реагировать всеми доступными, разумными и эффективными способами.

Мы регулярно слышим очень воинственные заявления из Киева: то эти господа собираются проводить парад в Севастополе, то заявляют прямо о грядущей войне с Россией. Мы видим, что идёт дополнительный призыв в украинскую армию, мы видим, что увеличивается срок прохождения запаса, вводится налог на войну и тому подобное; наращивается сотрудничество с НАТО.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Киевский режим, совершенно очевидно, готовится к большой войне. Под патронатом Соединённых Штатов Америки и руководством американских инструкторов он может пойти на любую силовую авантюру. При этом очевидно, что их цели не ограничиваются стремлением подавить справедливое восстание на востоке Украины. Учитывая геополитическую специфику Крыма и его территориальную обособленность, необходимо создать на полуострове отдельное командование, дислоцированное группировкой Вооружённых Сил Российской Федерации.

И ещё, Владимир Владимирович. Вы приняли стратегически верное решение: в течение ближайших 4–5 лет увеличить вдвое численность Воздушно-десантных войск. Как гвардии старший сержант ВДВ абсолютно убеждён, что в будущем обязательно должна появиться крымская воздушно-десантная дивизия, дислоцированная в Крыму.

Должное внимание нужно уделять развитию военной инфраструктуры и оснащению группировки сил современным вооружением и военной техникой, чтобы у киевского режима при всей его оголтелости даже мысли не возникло повернуть историю вспять.

Сегодня в России нам всем очень важно внутреннее единство, возникшее в обществе после возвращения Крыма домой. Вместе с этим события, происходящие на Донбассе, ставят наше общество перед очень сложным выбором. Убеждён, России необходимо занимать более жёсткую позицию в отношении киевской власти. Мы должны поддержать борьбу граждан Украины за своё право на самоопределение. Как я уже публично говорил, наша партия сразу же после референдумов 11 мая официально признала Донецкую и Луганскую народные республики. Отсутствие сегодня чёткой позиции с нашей стороны лишает нас полноценных возможностей по защите мирных граждан, не позволяет добиться прекращения кровопролития и массового уничтожения населения. Должна быть чёткая реакция России на обстрелы российской территории со стороны Украины. Фактически это акт агрессии. Уже погиб гражданин Российской Федерации, есть раненые, уничтожается наше имущество. Агрессор должен уничтожаться ответным ударом. Мы считаем, что это должно быть только так.

Уважаемые коллеги! С учётом беспрецедентного поведения и действий Запада настала пора разработать новые доктрины внутренней и внешней политики Российской Федерации. Они должны стать разумным ответом на современные вызовы и угрозы. Мы за Россию, мы за многонациональный российский народ и за тех, кто восстал сегодня против беспредела украинских олигархов и неонацистов! Сегодня это наша совместная задача, задача всех ответственных политиков России. От того, как мы её решим, будет зависеть будущее нашей Родины.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги! Я даже не знаю, есть ли смысл что-то комментировать, но два слова скажу всё-таки. Поскольку мы сейчас подходим к очень важному моменту (не сейчас, а вообще в нашей работе), должны будем осенью бюджет принять, утвердить, это сложный процесс, как обычно, это в конечном итоге результат компромиссов между отраслями, между отдельными сферами нашей жизни. Уже здесь некоторые приоритеты прозвучали, я в целом их разделяю, без таких крайних оценок, но тем не менее. Говорили мы и о необходимости дальнейшего развития сельского хозяйства. Председатель Правительства уже сказал о том, что мы с учётом принятых решений по ограничению импорта, конечно же, не только эту преференцию создадим для наших сельхозпроизводителей, расчищая для них рынок. Должен вам сказать, а здесь есть люди, которые занимаются этим профессионально, вы знаете, что постоянно в последнее время звучала просьба со стороны наших сельхозпроизводителей, прежде всего по рынку: дайте нам полноценно, на хорошей основе, возможность осваивать собственный рынок. Но вот такая возможность создаётся. Конечно, как и следовало ожидать, сразу же звучит другой вопрос: а помогите ещё и материально. Это законный вопрос. На самом деле это правильная постановка вопроса. И ещё раз повторяю, мы об этом разговаривали с коллегами в Правительстве, и Правительство подготовит сейчас такую дополнительную программу поддержки сельского хозяйства.

Теперь по поводу милитаризации экономики. Вы знаете, у нас в Советском Союзе была полная милитаризация. Нам нужны дееспособные, современные, эффективные, компактные Вооружённые Силы. Вот для этого у нас создана программа 2020–2021 годов. Мы её по разным сегментам по-разному выстраиваем, но это амбициозная цель и огромные деньги – 20 триллионов рублей. Нам надо ещё освоить эти деньги, и я вас уверяю, что речь идёт о самом современном вооружении, часто о таких системах наступательных и оборонительных, которыми другие армии мира пока не располагают, и мы ещё обрадуем наших партнёров и идеями, и их конкретным воплощением в жизнь, имея в виду системы, о которых я сказал.

Кое-что уже известно, и известно в области стратегических наступательных вооружений, я имею в виду силы ядерного сдерживания. Кое о чём мы пока ещё не говорим, но скажем, время подойдёт. Работа идёт, работа идёт напряжённая, и инженерами нашими она проводится, конструкторами, учёными и рабочими. В общем, должен сказать, что мы должны вот это всё сначала сделать. Это не милитаризация, но это, как вы понимаете, очень серьёзный дополнительный импульс развития оборонной промышленности, это заказы и дополнительные деньги для модернизации – 3 триллиона, о которых вы все знаете.

Теперь по поводу принципов нашей внешней политики. Она всё-таки должна быть миролюбивой. Владимир Вольфович сказал, что царь не гуманитарную помощь сербам направил, а армию послал, и тут же оговорился: «правда, это была ошибка». Вы знаете. Мы давайте будем учиться не на своих ошибках, а на чужих. Мы и так с вами наделали много ошибок и ещё наделаем, поэтому очевидных ошибок давайте не будем себе позволять делать. Хотя не могу не согласиться с выступавшими в том, что все наши партнёры в мире должны понимать, что Россия, так же, как любое другое большое, мощное, суверенное государство, располагает разными способами и средствами обеспечения своих национальных интересов, в том числе к этим средствам относятся и Вооружённые Силы, и вооружённые средства. Но это не панацея, и мы не собираемся, знаете, как некоторые люди, с бритвой носиться по всему миру и махать этой бритвой. Нет. Но все должны знать, что в нашем арсенале такие средства тоже есть.

Теперь по поводу того, откажемся мы или не откажемся. Здесь коллега Васильев выступал, Владимир Абдуалиевич. Но, конечно, как это мы можем? Это всё равно что отказаться от самих себя. Это невозможно, решение принято. Оно носит необратимый характер.

А теперь давайте, пожалуйста, ваши вопросы, предложения, идеи. Пожалуйста.

Да, прошу прощения. Здесь, по-моему, Сергей Михайлович сейчас говорил про военную составляющую в Крыму. Хочу вас проинформировать: Министерство обороны подготовило дополнения и к программе вооружений, и отдельную программу создания и развития военной группировки в Крыму, и я эту программу утвердил уже. Она не будет избыточной, она не будет затратной. Мы здесь не будем насыщать избыточным личным составом, избыточными вооружениями. Но эта программа органично вписывается во все планы развития наших Вооружённых Сил, в том числе имея в виду её территориальную составляющую.

Пожалуйста.

Е.МИЗУЛИНА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В декабре будет два года со дня принятия так называемого «закона Димы Яковлева». Вы поддержали Думу по этому закону. И я хотела бы сказать Вам большое спасибо за это. Жизнь показала, что решение было правильным, своевременным и справедливым. И особенно это очевидно сейчас, когда на юго-востоке Украины совершаются массовые нарушения прав детей.

Депутаты помнят, что когда мы принимали «закон Димы Яковлева», множество международных организаций, СМИ буквально травили, клеймили Думу, обвиняя её в негуманном, жестоком обращении с детьми-сиротами. Где же эти защитники прав детей сейчас? Почему безмолвствует Комитет ООН по правам ребёнка?

Совершенно очевидно, что это молчание связано только с одним – сказать-то нечего! Ибо всем очевидно: Украина нарушает все международные обязательства, по меньшей мере, по отношению к мирному населению и к детям. При этом и США, и ведущие страны Запада фактически считают допустимым грубое попирание норм международного права.

Я сожалею, но мы все сегодня являемся свидетелями того, что идёт стремительное обесценивание норм международного права. Сегодня фактически международное право действует тогда, когда это выгодно США и ведущим странам Запада, и оно превращается в ничто, в пыль, если это им невыгодно. Сожалею, но думаю, что правилен будет вывод о том, что сегодня и Россия, и международное сообщество в целом сталкиваются с глобальным вызовом. Нам придётся дать ответ на фундаментальный вопрос – сохраняем мы приверженность верховенству международного права или нет. Я хочу напомнить, уважаемые коллеги, что послевоенное время ввело принцип верховенства международного права.

Коллеги, это принципиальный момент, фундаментальный – о верховенстве международного права. Ведь верховенство международного права – это уступка государством части национальных суверенных полномочий международной организации, это способ вмешательства во внутренние дела. А знаете ли вы, что впервые напрямую такой принцип был закреплён в Основном законе послевоенной Германии 1949 года именно как способ контроля международных организаций за национальными властями? И в связи с этим мы предлагаем и просим высказать Вашу позицию по трём важным вопросам.

Во-первых, о выходе России из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека, денонсации Европейской конвенции и протоколов к ней. Следует честно признать, что сегодня Европейский суд по правам человека не является символом справедливости, он превратился в примитивное орудие политического давления на Россию. Более того, это канал вмешательства во внутренние дела России через судебные решения.

Второе. Необходимо срочно вносить изменения в закон о международных договорах. Нам нужен механизм денонсации ратифицированных договоров, если они нарушают интересы России хотя бы тем, что наши партнёры по этим договорам не соблюдают свои международные обязательства.

И третье. Встаёт вопрос о статье 15 Конституции, которая провозглашает это самое верховенство международного права. Я знаю, Владимир Владимирович, Вашу позицию о том, чтобы не трогать главы I и II, и я разделяла эту позицию до ситуации на Украине. Сегодня я думаю, что эта позиция несколько устарела. К тому же необязательно переписывать Конституцию, она сама допускает возможность внесения только отдельных поправок в главу I или II. Всё это достаточно прописать в законе о Конституционном собрании.

Ваше мнение, Владимир Владимирович, нам нужно не для конфронтации, а для действий сообща, в целях сохранения жизни детей и жизни всех людей, кто относит себя к русскому миру.

Спасибо. Извините за то, что я отняла время.

В.ПУТИН: По поводу изменений в Конституцию, вы знаете моё отношение к этому документу, на нём вся страна держится, вся наша жизнь. И мне кажется, нужно подходить очень аккуратно. Нужно внимательно-внимательно в каждом конкретном случае изучать на экспертном уровне, с общественностью прорабатывать все эти вопросы, но крайне аккуратно.

У нас сбалансированный документ. Там, как в любом живом организме, что-то уменьшится, а что-то отрастёт там, где не нужно. Поэтому очень аккуратно. Это не значит, что таким на все оставшиеся времена нам этот текст достался и мы не должны думать на тему о том, как совершенствовать нашу Конституцию. Конечно, это можно делать и нужно думать над этим. Просто я призываю крайне аккуратно к этому относиться.

По поводу Суда европейского по правам человека. Да, действительно, я согласен, он принимает очень многие политизированные решения и далёкие от того, для чего он создавался, – он не регулирует правовые отношения и не защищает никакие права, а просто исполняет какую-то политическую функцию.

Один из ярких примеров – когда России штраф какой-то присудили по Приднестровью. Ну просто вообще мы к этому не имели никакого отношения, там человека в тюрьме держали, в Приднестровье, а России присудили за это какой-то штраф. Полный бред, абсолютно не правовое решение, но это тем не менее имело место. В принципе, конечно, это возможно, но пока мы там с ними всякие дискуссии ведём и диалоги поддерживаем. Но если такая практика будет укрепляться, наверное, это возможно, но на повестке дня пока этот вопрос всё-таки у нас не стоит.

И теперь по поводу механизмов денонсации договоров. Я просто не очень понимаю, нужны ли нам какие-то специальные механизмы по денонсации. Вон Соединённые Штаты взяли и в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений, и дело с концом. Как мы их ни уговаривали. И всё. Они исходили, как они считают, из соображений своей национальной безопасности. И мы будем делать точно то же самое тогда, когда посчитаем это выгодным и нужным для обеспечения наших интересов.

Л.КАЛАШНИКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович, моя фамилия Калашников, фракция КПРФ, как раз я занимаюсь международными вопросами и в Думе, и у себя в партии. Вспоминая, как несколько месяцев назад мы с товарищами были здесь, ещё задолго до референдума, мы видели, Комоедов там же был, видели наполненные уже глаза людей, вопросы, и уезжали отсюда, как раз когда здесь появились так называемые вежливые – народ им дал такое наименование.

Уезжая, мы увидели, как люди вздохнули на полуострове. Много вам будет слов благодарности, эти слова заслуженные, но мой вопрос касается международной обстановки и задаётся в связи с тем, что наша партия всегда понимала и понимает сейчас. В 2012 году, Вы помните, госпожа Клинтон, будучи госсекретарём, заявила о том, что создаётся комплекс мер противодействия России, имея в виду создание таможенного пространства, евразийского пространства, Таможенного союза. И мы понимаем: то, что происходит сегодня на Украине, – это звено в той самой цепи, они этого тоже отчасти не скрывают. Вы, начиная отвечать на вопрос моего коллеги, сказали о том, что мы можем, когда дело касается безопасности нашей страны, думать о денонсации, в том числе двусторонних отношений. Я в этой связи хотел бы Вам задать вопрос. Мы давно говорим, и даже не в связи с последними событиями, о том, что назрела необходимость выйти из Договора о ракетах средней и малой дальности в связи с тем, что у нас появляется много ракет средней и малой дальности – раз. Второе – СНВ. Соглашения, за которые мы с самого начала голосовали против, понимая, что они нарушат его, в том числе преамбулу, где говорится о взаимосвязи, Вы помните, ПРО и стратегических наступательных вооружений. Американцы подали нам пример: вышли из Договора по противоракетной обороне, как только мы, Россия, ослабли. Мы сейчас могли бы воспользоваться этим правом тоже – это раз. И ещё один пример, который нам преподносят союзники США – Пакистан. Когда войска США по ошибке разбомбили блок-пост, несколько лет назад вместо афганских войск, немедленно прекратили транзит, южный транзит войск США и вооружение США через свой южный транзит.

У нас действует такой же транзит – транзит в отношении стран – членов НАТО, который мы заключали на двусторонней основе. Может быть, настала пора этот транзит тоже приостановить, постольку поскольку он не служит нашим интересам. В 2014 году, когда американцы оттуда уйдут, мы получим ещё один очаг по их вине на юге. Между прочим, вам, может быть, не говорят, знаменитая «Линия Бейкер-Шеварнадзе» 1992 года до сих пор не ратифицирована в нашей Думе. И тоже вопрос, и почему бы нам в Думе его не поставить? Вы видите, мы хартию не ратифицировали, получили 50 миллиардов себе через какой-то там некий суд. Мне кажется, сейчас назрела пора в законодательном плане нам такую переоценку действующих соглашений, и в рамках действующего международного права произвести.

Спасибо.


Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments