Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам российско-австрийских переговоров


А.ВЕНЕДИКТОВ: «Эхо Москвы».

Я не буду оригинальным, у меня тоже вопрос к обоим президентам.

Господин Президент Фишер, Вы говорили о лояльности решениям Евросоюза и весьма изящно ушли от слова «санкции». В связи с этим, какая позиция Австрии по расширению санкций против России и что Вена выигрывает от санкций и теряет от санкций? Я имею в виду санкции экономические, в первую очередь.

Господин Президент Путин, Владимир Владимирович, Вы сегодня практически отказались или, вернее, направили в Совет Федерации свой отказ (просили зафиксировать) от права Вашего введения войск на Украину. Будем надеяться, что Совет Федерации к Вам прислушается, наверное, скорее всего. Смотрите, что происходит на Украине. Сейчас идет бой, был сбит очередной вертолет украинской армии, погибло девять человек (час тому назад). Переговоры, да, они ведутся, но украинскую сторону представляет бывший президент и никого из нового руководства там нет. А господин Медведчук, который является модератором, чуть ли не вождем сепаратистов, сейчас представляется.

То есть на самом деле, сам факт переговоров, Вы сказали, серьезный, а результат не очень понятный. Вы сказали, сейчас Вы сказали: «Нужны переговоры по существу». Что Россия считает переговорами по существу и сколько времени это может занять, потому что понятно, что семи дней и десяти дней, и пяти месяцев, наверное, недостаточно?

Спасибо.

Х.ФИШЕР: Я хотел бы дать ответ.

Я убежден, что от санкций никто не может что-то выиграть. Санкции не являются средством приобрести какую-то выгоду. Нельзя ничего приобрести от санкций.

Некоторые придерживаются мнения, что санкции представляют собой, если другие средства уже не работают, средства, которые могут что-то реализовать. Но я уже дал определение санкциям. Я указал, что мое мнение – лучше другим каким-то способом сближаться друг с другом: посредством переговоров искать хорошие решения. Это лучше, чем использование санкций.

При этом я знаю, что санкции сейчас используются как ultima ratio [решающий довод]. В этом плане решение не было принято, и мы не можем видеть, сможем ли мы найти решения, которые были бы лучше, чем введение санкций.

В.ПУТИН: Теперь вторая часть Вашего вопроса, касающаяся моего письма в Верхнюю палату российского парламента с просьбой отменить постановление, дающее право Президенту Российской Федерации применять Вооруженные Силы на территории Украины.

Действительно, я сегодня такое письмо в Совет Федерации направил. С чем это связано? Во-первых, с тем, что получено такое разрешение, и моя просьба дать такое разрешение была направлена в тот момент, когда разворачивались события вокруг Крыма. Я не исключал возможность применения Вооруженных Сил.

Как вы знаете, мы в прямом смысле для боевых действий, слава богу, Вооруженные Силы не использовали. Более того, мы даже не превысили численность Вооруженных Сил России в Крыму, предусмотренных международным договором. И в этом смысле Президент России и не воспользовался данным ему Верхней палатой Парламента правом.

Да, я не буду скрывать, я уже об этом говорил, мы использовали наши вооруженные формирования для того, чтобы обеспечить свободу волеизъявления крымчан, использовали блокирование некоторых вооруженных формирований украинской армии с тем, чтобы она не вмешалась в процесс волеизъявления, и чтобы не было жертв. Но с точки зрения боевого применения использование российских Вооруженных Сил в Крыму не состоялось, и слава богу.

Сегодня, мы знаем, хоть и вот с такими сбоями, о которых я сам уже сказал, и вы сейчас упомянули, но все-таки Президент Порошенко предложил перемирие и проявил готовность к мирному процессу. На мой взгляд, я и ему об этом тоже сказал, того, что до сих пор сделано, недостаточно для того, чтобы добиться действительно выхода из кризиса. Потому что сказать только, что мы останавливаем боевые действия на 7 дней, а кто за 7 дней не разоружится, будет уничтожен, это не путь к миру. Но это все-таки важный шаг в нужном направлении. Мы надеемся что: а) будет продлено перемирие и б) что оно будет использовано для субстантивных переговоров.

Отвечаю на Ваш вопрос, что мы считаем сутью этих переговоров. Нужно не требовать разоружения, тем более у восточной части Украины, тем более что радикальные силы в виде «Правого сектора» и других радикалов не разоружены до сих пор, хотя многократно об этом говорили и обещали, что эти незаконные, по сути дела, формирования сложат оружие. Они оружие не сложили, даже Майдан до сих пор не освободили. Требовать в этих условиях сдачи оружия со стороны ополченцев просто, на мой взгляд, бессмысленно, потому что они, вспоминая то, что произошло в Одессе, отвечают: «Мы сегодня сложим оружие, а завтра нас всех сожгут заживо».

Но предложение перемирия и начала переговоров – это, безусловно, правильное предложение. И мы, Россия и я как глава Российского государства, хотим создать условия для этого мирного процесса. Этим обусловлено то, что я обратился в Верхнюю палату российского парламента отменить постановление на право применения Вооруженных Сил на Украине. Но рассчитываю на то, что мирный процесс будет развиваться в направлении решения вопросов о законных правах граждан, проживающих в восточной части.

Нужно говорить об изменениях в Основной закон, о том, как люди будут там жить и как они будут гарантированы в своих правах, о которых я уже сказал.

Но отмена этого постановления о праве применения силы совсем не значит, что мы не намерены обращать внимание на то, что там происходит. Конечно, мы всегда будем защищать и этнических русских на Украине, и ту часть украинского населения, украинского народа, которая чувствует свою неразрывную не только этническую, но и культурную, языковую связь с Россией, чувствует себя частью широкого русского мира. И мы, конечно, не только внимательно будем следить, но и соответствующим образом реагировать. Надеюсь, что вооруженные силы для этого не потребуются.

ВОПРОС (как переведено): Я бы хотела обратиться к обоим президентам.

Мой вопрос к российскому Президенту вот какой. Президент Путин, Вы уже сказали, что надо осуществлять реальные шаги. Какие конкретные шаги Вы хотели бы предложить для достижения мирного решения и какие условия Вы при этом выставляете?

Вопрос к Федеральному Президенту Фишеру. Сегодня был подписан договор о строительстве «Южного потока». Это в данный момент дает правильный знак, когда обходится Украина? И какие есть возможности решения вот этой проблематики?

Спасибо.

В.ПУТИН: Во-первых, мы никаких предварительных условий в ходе переговоров между киевскими властями и Востоком Украины не выдвигаем, прежде всего потому, что Россия не является стороной в этом конфликте. Хотел бы это подчеркнуть.

Что касается конкретных дальнейших действий, то я только что, по сути, об этом сказал, отвечая на вопрос Вашего коллеги, а именно, мы полагаем, и без этого невозможно обойтись, что нужно начать переговоры о будущем устройстве самой Украины и об обеспечении прав, законных прав и интересов тех людей, которые проживают на Юго-Востоке страны.

Ведь мы много раз об этом говорили, я просто не могу себе позволить долго на эту тему рассуждать, но понятно, откуда конфликт взялся. На Украине произошел антигосударственный вооруженный переворот, часть страны это поддержала, а часть нет. В центре страны и на Западе люди взялись за оружие, люди на Востоке сказали: «Ну, если там можно взяться за оружие, почему нам нельзя?» И они тоже начали захватывать оружие, чтобы обеспечить свои интересы. Теперь им говорят: «Вы разоружайтесь!». Они говорят: «Нет, пускай сначала разоружатся те, кто первоначально захватил оружие».

Это, понимаете, постоянный круговорот проблем. Нужно этот круг разорвать, безусловно. А сделать это можно только как? Начав разговор по существу, как будут обеспечены интересы всех людей, которые проживают в стране.

Х.ФИШЕР: Я хотел бы сначала сказать вот что по теме «Южный поток». В Австрии есть такая поговорка: «Кто говорит «а», тот должен сказать и «б».

Кто говорит «а», а именно: что Европа в своей потребности в энергии, в частности, в своей потребности в газе имеет слишком много оферентов и располагает слишком малым количеством трубопроводов. Тогда надо сказать «б»: надо позаботиться о диверсификации.

Когда не получился проект «Набукко», был разработан (не только Австрией) проект «Южный поток». И этот проект говорит о том, что будет построен трубопровод, длина которого, насколько я припоминаю, будет составлять 1500 километров, подавляющей частью [он пройдёт] по территории Болгарии и Венгрии. Это государства – члены НАТО, это государства – члены Европейского союза, и никто не может мне разъяснить, и, соответственно, я в свою очередь не могу разъяснить австрийскому населению, почему такой газопровод, проходящий через НАТО - Европейский союз, не может быть построен на австрийской территории. 50 километров – это где-то 2 процента от его длины. Это факты.

«Южный поток», конечно, делается с условием, чтобы были соблюдены правовые основы Европейского союза. Но это касается всех участников, не только Австрии.

Что касается темы Крыма. Да, во время нашей беседы тет-а-тет в начале нашей встречи мы говорили и о Крыме тоже. Несколько недель тому назад я обещал руководителю крымских татар Мустафе Джемилеву, что я коснусь этой темы, когда буду встречаться с Президентом Путиным. Я выполнил это обещание, мы говорили об этом.

Конечно, мы не смогли найти решение темы Крыма во время короткой встречи по тем пунктам, где наши мнения совпали и где мнения не совпадали, был факт, что Австрия, как и Европейский союз, рассматривает как нарушающее международное право. Господин Путин рассказал, что у него другая точка зрения, другое мнение. Он сравнил ситуацию с Косово, и я попытался рассказать, что, на мой взгляд, это сравнение недопустимо. Но это была часть беседы, деловая часть.

Наши мнения не совпали в этом вопросе, а по другим многим вопросам мнения совпадали. Я считаю, я воспринял эти наши беседы весьма полезными не только для Австрии, но и для Европы в целом.

П.ЗАРУБИН: Телеканал «Россия».

У меня один вопрос тоже обоим лидерам в продолжение во многом предыдущего вопроса.

По поводу «Южного потока». Господин Президент Австрии только что много говорил о том, что этот проект очень важный и нужный для Австрии, но мы тем не менее все слышим, какие заявления звучат с американской стороны, какие заявления следует от некоторых европейских чиновников. И вот в связи с этим, насколько российско-австрийские договоренности по «Южному потоку» вообще жизнеспособны на Ваш взгляд?

Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, мы ведем ведь переговоры с нашими партнерами по контрактам, по сделке, а не с третьими странами. Американские наши друзья недовольны «Южным потоком», они были недовольны и в 1962 году, когда начинался проект «Газ в обмен на трубы» из Федеративной Республики Германии. Сейчас они тоже этим недовольны.

Ничего не изменилось, изменилось только то, что они сами хотят поставлять газ на европейский рынок. Но уверяю вас, что он будет не дешевле российского. Трубный газ всегда дешевле, чем сжиженный газ. Сланцевый газ надо добыть, , его надо превратить в жидкое состояние, перевезти через океан, регазифицировать. Это большие деньги. Это точно дороже, чем наш трубный газ.

Но они [американцы] конкуренты тем не менее. Это нормальная ситуация. И они делают все, для того чтобы этот контракт сорвать, так же, как это было многие десятилетия назад. Здесь нет ничего необычного. Это обычная конкурентная борьба.

В ходе этой конкурентной борьбы используются и политические средства. Говорят о слишком большой зависимости Европы от российского газа. Мы исходим из того, что любые наши партнеры вправе, могут и должны, может быть, создавать для себя наиболее благоприятные условия, иметь контакты и контракты со многими партнерами.

То же самое делаем и мы. Вы знаете, совсем недавно мы заключили контракт с Китайской Народной Республикой. Будем и дальше продвигать наш продукт на развивающиеся рынки Юго-Восточной Азии и Азии вообще. Но это естественное наше движение по расширению транспортной инфраструктуры.

Кстати говоря, отвечая на вопрос австрийской коллеги, могу сказать, что это не стремление обойти Украину. Эти проекты возникли давно. А «Северный поток» – это что, стремление обойти [Украину]? Нет. А наш «Голубой поток» на Турцию по дну Черного моря, есть такой проект, он существует, работает. Это, что, стремление кого-то поставить в трудное положение? Нет, это просто наши прямые контакты с Турцией.

Есть еще газопровод через территории Белоруссии и Польши действующий. Это что, стремление обойти Украину? Нет, просто мы развиваем транспортную инфраструктуру. Нельзя все время упираться, что мы что-то делаем против кого-то. Мы делаем это в своих интересах – мы и наши партнеры.

Х.ФИШЕР: Я хотел бы сказать Вам вот что.

Австрия имеет очень хорошие отношения с Соединенными Штатами. И я поддерживаю это. Как Вы сейчас услышали, Австрия имеет очень хорошие отношения с Россией. Я это тоже поддерживаю.

И есть очень много вопросов, о которых мы друг друга информируем, обмениваемся мнениями. Но если такая фирма, как OMV подписывает договор с русской фирмой, никто в Австрии не требует, чтобы эта фирма договаривалась об этом с третьими, четвертыми государствами. Если австрийская фирма заключает договор с Россией, никто не требует, чтобы Россия оговаривала это с третьими, четвертыми странами. Я полагаю, что этого должны придерживаться и другие европейские государства.
http://kremlin.ru/transcripts/46060

Tags: путинизмы
Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments