Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Categories:

Путин жжет



02:01

Ответы на вопросы участников Петербургского экономического форума

23 мая 2014 года


72:26

Д.КАТМОР (как переведено): Господин Президент, большое спасибо за выступление! Выступление было очень насыщенное. Я думаю, мы ещё поговорим об экономике, но мне кажется, что сейчас будет приемлемо задать Вам несколько вопросов об Украине.

На Украине в эти выходные состоятся президентские выборы. Очень много было сказано, написано относительно Вашей позиции по Украине. Но, будем честны, большую часть говорили и писали не Вы сами. Те люди, которые писали эти статьи, говорили, что Вами движет ностальгия по прошлому. Президент Обама сказал, что Вы оказались не на той стороне истории. Авторы этих статей и высказываний утверждали, что Вы возрождаете прошлое, хотите создать буферную зону между Россией, НАТО и ЕС.

Хочу спросить: чем Вы руководствовались, что двигало Вами в ходе этого кризиса?

В.ПУТИН: Я больше был настроен на обсуждение экономических вопросов, но, если Вам так хочется, давайте поговорим и по этой проблеме.

Смотрите, что произошло. Маленький такой генезис произошедших событий. Украина должна была подписать договор об ассоциации с Евросоюзом. И мы абсолютно современным, дипломатическим способом доказывали, что предложенный документ не соответствует как минимум нашим российским интересам, имея в виду тесную кооперацию с экономикой Украины. Понимаете, только в области оборонной промышленности на нас работает 245 предприятий Украины.


Представим себе, что завтра мы не будем брать продукцию. Что будет с предприятиями? Большинство из них просто встанет. Вы же не будете закупать авиационные двигатели для «Ми-8», этих вертолётов просто нет на Западе. Или не будете закупать двигатели для судов, они не применяются в западной промышленности. Да и пробиться на этот рынок практически невозможно, уж мы-то с вами знаем. Там много и других составляющих, я не буду время занимать. И мы доказывали с цифрами в руках, что этот документ нанесёт большой вред. Мы предлагали – я хочу это подчеркнуть, хочу, чтобы Вы меня услышали, – абсолютно цивилизованным способом провести с нами дискуссию хотя бы по этим вопросам, найти решения.

Что нам ответили? Что нас это не касается. Вы меня извините, не хочу никого обижать, но такого снобизма я давно не видел. С нами просто не стали разговаривать, сказали: «Не ваше дело».

Ну хорошо, если это не наше дело, мы доказывали и украинским партнёрам, чтобы они посмотрели на результаты. Президент Янукович принял решение отложить подписание и провести дополнительные переговоры. Что последовало за этим? Государственный переворот. Как бы там ни называть – революция, не революция, – это госпереворот с использованием силы, боевиков. Кто сейчас на чьей стороне? Кто пользуется какими инструментами прошлого либо будущего?

Надо к государственным институтам нарождающихся государств, к институциям, относиться в высшей степени аккуратно, потому что иначе – хаос, и вот мы его сейчас наблюдаем на Украине. Уже началась гражданская война и хаос. Кому это выгодно? Зачем это надо было делать, если Янукович и так со всем согласился? Надо было пойти на выборы, и те же люди пришли бы сейчас к власти, только легальным путём. Мы, как идиоты, платили бы 15 миллиардов, которые обещали, держали бы низкие цены на газ, дальше продолжали бы субсидировать экономику.

И давайте прямо скажем. Здесь же все взрослые люди, правильно? Умные, грамотные люди. Запад поддержал государственный антиконституционный переворот. Ну поддержали ведь, правильно? И не только пирожками пресловутыми, но и информационным сопровождением, политическим, да каким угодно. Зачем?

Ну ладно. И Вы считаете, что мы в этом виноваты? Мы предлагали диалог – нам отказали в нём. Что дальше? Когда я был в последний раз в Брюсселе, мы договорились, что мы всё-таки продолжим этот диалог. Это было ещё до этого госпереворота. Господин Улюкаев (вот он напротив сидит), уважаемый человек, по-английски сносно говорит, человек с абсолютно рыночными мозгами, один из лучших наших специалистов в области экономики, поехал для проведения консультаций. Спросите у него в кулуарах. Сейчас я не буду говорить, но никаких консультаций, только лозунги – опять ничего.

Что дальше? Вот смотрите: госпереворот совершили, с нами разговаривать не хотят. У нас какие мысли? Следующий шаг – Украина в НАТО. Нас никогда об этом не спрашивают, и практика последних двух десятилетий показывает – никакого диалога, говорят: «Не ваше дело, вас не касается». Мы говорим: «Приближается военная инфраструктура к нашим границам». – «Не беспокойтесь, это не против вас». Значит, завтра Украина может оказаться в НАТО, а послезавтра там уже могут быть размещены элементы противоракетной обороны США. С нами по этой теме тоже никогда никто не разговаривает, говорят: «Не против вас, и вас это не касается». Понимаете, мы уже устали от такой формы ведения дискуссии – никакой дискуссии. Вы понимаете, у нас возникают озабоченности, связанные и с экономическими вопросами, и с вопросами безопасности. Что нам делать?

А люди на юго-востоке Украины, в том числе в Крыму, были напуганы таким развитием событий, и граждане, проживающие в Крыму, выразили желание провести референдум по поводу возможного присоединения к России. Что мы сделали? Мы только обеспечили свободу волеизъявления. И я Вам гарантирую (и сейчас, я думаю, Вы со мной согласитесь, и подавляющее большинство людей в этом зале согласится, да и в мире-то люди понимают, что происходит, дураков-то нет на самом деле), если бы мы этого не сделали в Крыму, в Крыму было бы хуже, чем в Одессе, где людей заживо сжигают. И никакого объяснения, осуждения никто не формулирует по-настоящему, до сих пор непонятно даже, кто это сделал, я имею в виду одесскую трагедию. Теперь Вы мне скажите: кто действует по-старому, а кто действует исходя из складывающихся реалий сегодняшнего дня?

Д.КАТМОР: Господин Президент, все мы были удивлены тем, как быстро разрушились отношения между старыми друзьями по мере развития кризиса. Сейчас время проявить лидерские качества. Может быть, Вы могли бы что-то сказать на данном этапе, каким-то образом ободрить сторонников России на Украине, призвать их снизить уровень напряжённости, насилия, призвать их снова начать демократический процесс, с тем чтобы когда-то ситуация успокоилась?

В.ПУТИН: Вы знаете, мы считаем – всегда считали и сейчас считаем, и моё глубокое убеждение заключается в том, что любые столкновения (мы много раз говорили об этом и формулу эту повторяем) всё равно заканчиваются переговорами, и чем раньше они начнутся, тем лучше. Поэтому мы всегда подталкивали противоборствующие стороны к началу прямых контактов. Вот первые контакты, в том числе при нашем непосредственном участии, состоялись. К сожалению, ситуация усугубляется тем, что киевские власти продолжают проводить карательную операцию на юго-востоке, ведь не останавливаются же боевые действия. Посмотрите, уже применяют артиллерию, бронетехнику, танки, снаряды попадают в жилые дома, гибнут уже совсем мирные люди, даже без оружия в руках. Но, конечно, мы очень рассчитываем на то, что эти прямые контакты, которые начались, приведут к каким-то положительным результатам. Я на это очень рассчитываю.

Но, без всяких сомнений, условием для того, чтобы можно было достичь такого результата, является прекращение насилия, от кого бы оно ни исходило.

Д.КАТМОР: Вы сказали, что все мы взрослые люди, поэтому давайте говорить как взрослые. Президент Обама, как Вы знаете, обвинил Вас в неискренности, в том, что Вы поддерживаете...

В.ПУТИН: Он судья, что ли, чтобы обвинять кого-то? Он же не судья. Пускай идёт тогда в судебную систему и там работает.

Я думаю, что Вы неточно всё-таки сформулировали. Не думаю, что Барак меня в чём-то обвиняет. У него есть своя точка зрения на какие-то процессы, у меня есть своя точка зрения.

Так что конкретно Вас заинтересовало в его позиции?

Д.КАТМОР: Президент Путин, похоже, во всяком случае, по письменным источникам сложилось впечатление, что Вы согласны с тем, что на этих выходных состоятся выборы. Но просто для нашей аудитории хочу спросить: Вы признаете легитимность выборов, которые состоятся на Украине?

В.ПУТИН: Вот пристал, а! Сложный человек! Где вы его нашли? Вы знаете, мы же понимаем и видим, что люди на Украине хотят, чтобы страна в конце концов вышла из этого затянувшегося кризиса, и, без всяких сомнений, мы с уважением отнесёмся к выбору украинского народа. Будем смотреть, конечно, что происходит.

Вы знаете, гораздо умнее было бы сделать то, о чём когда-то, 21 февраля, Президент Янукович и оппозиция договорились в Киеве. Они о чём договорились? Провести референдум, принять новую конституцию и на основе этой новой конституции сформировать органы власти и управления, в том числе избрать парламент и президента. Вот сегодня будут проходить выборы президента Украины. Не знаю, в курсе Вы или нет, но, строго говоря, по действующей конституции нельзя избирать, потому что есть Президент Янукович, который не отстранён конституционным способом от власти. Там всего четыре способа отстранения: смерть, и я так полагаю, что его хотели уничтожить; второе – болезнь, которая не даёт возможности исполнять обязанности; третье – импичмент (импичмент не был проведён в соответствии с конституцией); четвёртое – личная отставка, причём эту личную отставку Президент должен представить лично, явившись в парламент. Ничего этого сделано не было, и, строго говоря, по конституции он действующий Президент.

Ну зачем самим себе создавать новые проблемы, которые наводят на мысль о нелегитимности будущих выборов? Не легче ли было провести референдум, обеспечить права людей на востоке и юге страны, сказать им о том, как будут гарантированы эти права, всё это прописать в конституции, провести выборы и чувствовать себя уверенно и спокойно, получив общенациональный мандат на управление страной? Но те, кто сегодня контролирует власть в Киеве, пошли по другому пути. Я хочу подчеркнуть: мы тоже хотим, чтобы в конце концов наступило хоть какое-то успокоение, и мы с уважением отнесёмся к выбору украинского народа.

Д.КАТМОР: Господин Порошенко сейчас является ведущим кандидатом. Он сообщил CNBC, что будет готов сотрудничать с Россией в случае победы на выборах. А Вы готовы с ним иметь дело, несмотря на то, что он выступает за более тесное сотрудничество с Европой?

В.ПУТИН: Мы же на бизнес-форум приехали, правильно? Давайте говорить конкретными категориями: 3,5 миллиарда они нам должны. Пусть вернут деньги для начала разговора, чтобы создать благоприятные условия.

Д.КАТМОР: Простите, господин Президент, я ещё один сделаю заход, перед тем как перейти к следующему вопросу. Я не совсем понял, Вы будете готовы признать победителя на выборах и работать с ним?

В.ПУТИН: Я же сказал, что мы, уже без всяких шуток, без иронии, хотим, чтобы в конце концов на Украине наступил мир, спокойствие, созданы были условия для вывода страны из кризиса. Мы заинтересованы в том, чтобы у нас на наших западных рубежах, безусловно, я без иронии говорю, в братской для нас стране Украине наступил мир, порядок и спокойствие. Мы и сегодня работаем с теми людьми, которые власть контролируют, ну а после выборов, конечно, будем работать и с вновь избранными структурами.

Знаете, вот чтобы было понятно: я надеюсь, что когда выборы пройдут, будут приостановлены немедленно и всякие боевые действия, диалог начнётся с людьми. Представьте себе, как мы будем разговаривать, встречаться, мирно беседовать, а там танки обстреливают гражданское население.

Они должны хоть что-то сделать в этом направлении. Или журналистов вот хватают. Схватили наших журналистов, держат там в «застенках гестапо» уже третий день, непонятно, что с ними происходит, доступа к ним никакого нет. Что это за такие условия проведения выборов там? Мы понимаем, что это не соответствует современным стандартам. Ну бог с ними, пускай хоть так проведут [выборы].

Д.КАТМОР: Господин Президент, давайте перейдём к реакции международного сообщества. В 2009 году нас всех очень вдохновила перезагрузка отношений между Россией и США. Однако сейчас, похоже, перезагрузка провалилась. Что же пошло не так?

В.ПУТИН: Вы знаете, это результат односторонних действий. Есть союзники Соединённых Штатов, с которыми можно действовать по правилу «кто не с нами, тот против нас». Можно сначала совершать какие-то действия, а потом подгонять всё под это действие, создавать коалицию, но Россия так не работает. Нужно договариваться заранее, следовать нормам международного права, учесть интересы друг друга, и в этом случае мы всегда были и будем надёжным партнёром.

Д.КАТМОР: С учётом достаточно высокого уровня враждебности, во всяком случае, как говорят международные СМИ, есть ли какая-то надежда, что восстановятся отношения с Президентом Обамой и его администрацией?

В.ПУТИН: А мы их не портили, это во-первых. Во-вторых, несмотря на такую острую риторику и разные, может быть, диаметрально не совпадающие подходы к оценке острых ситуаций, тем не менее мы же сотрудничество продолжаем.

Вот наши американские партнёры объявили о том, что они не будут с нами сотрудничать в военной области. Вот здорово! А где мы сотрудничали-то? Ну проводили совместные патрулирования в борьбе с пиратством – так мы готовы и дальше продолжить. Что, в наших услугах никто не нуждается? Нуждаются.

Американцы заинтересованы в продолжении военного транзита в Афганистан. Они говорят, что военное сотрудничество приостанавливают, но при этом они не приостанавливают транзиты через наши территории военных грузов в Афганистан и назад, потому что это им выгодно, им нужно.

Но мы и не отказывается, кстати говоря. Мы вместе работаем по иранской ядерной программе. Вот я только что встречался с Президентом Ирана в Пекине на полях известного международного мероприятия, мы говорили о возможности дальнейших действий совместных, в том числе с подключением Ирана, но с учётом американской позиции, разумеется, по иранской ядерной проблеме.

Очень острой, неурегулированной до сих пор является [сирийская проблема]. У нас здесь разные точки зрения, в данном случае по Сирии, но всё-таки мы сотрудничаем, надеемся, что и здесь будут найдены какие-то точки соприкосновения.

Никто не отменял (я сейчас говорил в своём выступлении) общей повестки дня по борьбе с терроризмом. Мы продолжаем работать и здесь. То есть у нас много совпадающих точек, которые представляют интерес для сотрудничества и для Соединённых Штатов, и для России.

Мы самоизоляцией заниматься не собираемся, но насильно мил не будешь, как у нас в народе говорят. Но всё-таки надеемся, что здравый смысл и осознание собственных национальных интересов будут подталкивать всех наших партнёров и в Европе, и в Соединённых Штатах к продолжению сотрудничества с Российской Федерацией.

Д.КАТМОР: Позвольте я задам ещё один вопрос по этой ситуации с Вашингтоном. Президент Обама неправильно понял глубину чувств России относительно Украины и ситуации там или взаимоотношения уже разваливались из-за, например, Сноудена?

В.ПУТИН: Вы знаете, что касается господина Сноудена, я уже много раз говорил: мы не имеем к этой проблеме прямого отношения. Вот он оказался на нашей территории, я считаю, что из-за непрофессиональных действий самих американцев, которые его пытались поймать. Я же тоже в спецслужбах когда-то работал.

Зачем они напугали весь мир? Если они уже самолёты сажали принудительно с президентами на борту, то с господином Сноуденом на борту они могли бы посадить в любом месте. Они напугали все страны. Он прибыл в нашу транзитную зону, дальше выяснилось, что его никто не принимает [к себе].

Понимаете, в чём проблема? Если бы американские спецслужбы не пугали никого, он бы [самолёт] благополучно поднялся бы, полетел бы в какую-то страну, его по дороге посадили бы, он [Сноуден] давно бы сидел уже в зиндане там, парился в тюрьме. А они всех напугали, он остался у нас в транзитной зоне. И что нам делать? Россия не та страна, которая выдаёт борцов за права человека. (Аплодисменты.)

На самом деле (у вас реакция такая, спасибо вам за эту реакцию) это правда, но не ирония никакая. Господин Сноуден считает себя борцом за права человека, он так выстроил свою жизнь. Я даже не знаю, он же молодой парень, как он дальше будет жить? Вот я говорю без всяких шуток, без иронии всякой. Как он будет жить дальше? Он у нас сидит пока, дальше что? Но он выбрал сам свою судьбу, понимаете? Мы предоставили ему только убежище, он никакой не агент наш, он нам секретов никаких не выдал, разбойник, мог бы чего-нибудь рассказать на самом деле – мы всё-таки ему убежище предоставили. Но он ничего не говорит, он выдаёт только по каким-то только ему известным каналам, когда посчитает нужным что-то опубликовать, вот и всё.

Что касается Украины, знаете, в чём проблема? Для нас это жизненно важно, а в Америке вопросы по Украине решались на техническом уровне. А я лично занимался всей этой проблемой, многие, кто в этом зале сидят, первые лица, лично занимались, потому что для нас это жизненно важно. Для Америки, наверное, не так.

Но общий стиль всё-таки должен быть такой, чтобы у нас наладился прямой доверительный диалог с учётом интересов друг друга. Я же не случайно это сказал. Вы же знаете это всё, специалисты, которые следят за развитием международных отношений, знают, это же каждый день в прессе: мы постоянно выказывали озабоченность по поводу расширения НАТО на восток, но с нами же никто не считался. Просто говорят: «Это право любого народа выбрать способ обеспечения своей безопасности».

Конечно, право народа, а почему нас лишают тогда права оценить те или другие действия с точки зрения нашей безопасности? Ведь много способов обеспечения безопасности. Скажем, Соединённые Штаты просто могли заключить двухсторонний договор о дружбе и взаимопомощи, в том числе военной. В чём качественная разница вот такого договора и вступления страны в НАТО? Да никакой разницы, по большому счёту, нет. Единственное, что можно заставлять страны – члены альянса деньги вкладывать в общий военный бюджет, но они всё равно не вкладывают. Знаете, что уровень трат стран альянса гораздо меньше, чем в самих Соединённых Штатах? Штаты всё время поддавливают, но это не очень получается.

По ПРО то же самое происходит. Нам всё время говорят: «Это не против вас».

Президент Медведев, который очень много сделал для выстраивания отношений с Соединёнными Штатами (это его же инициатива была), сказал: «Ну давайте хотя бы бумажку, никчёмную на самом деле юридическую бумажку подпишем, что это не против нас. На бумажке просто напишите то, что вы говорите устно». Нет, напрочь отказались. Слушайте, какой же это диалог? Так, общие слова. Вот если мы всё-таки найдём в себе силы разговаривать друг с другом откровенно, честно и учитывать законные интересы друг друга, то качество отношений, конечно, изменится в лучшую сторону. Но я оптимист, я не теряю уверенности в том, что ситуация на Украине так или иначе когда-то успокоится и мы найдём в себе силы для того, чтобы нормализовать отношения.

Д.КАТМОР: Господин Президент, я хочу перейти к экономике и немного поговорить об условиях для бизнеса в России, о том, как некоторые санкции, которые были наложены Западом, возможно, имеют какое-то воздействие. Может быть, мы обратимся к экспертам, которые работают с российскими компаниями и инвестируют в них. Я хочу, чтобы они тоже поучаствовали и задавали Вам вопросы о том, как им работается в России.

В прошлом году Ангела Меркель сидела здесь, на этой сцене, вместе с Вами, но, в конечном счёте, санкции всё-таки были наложены. Сейчас многие компании думают, как они получат финансирование, как это повлияет на предоставление кредитов иностранными банками. Я хочу очень короткий вопрос Вам задать: каково Ваше мнение о том, как на экономику непосредственно повлияли санкции?

В.ПУТИН: Вы знаете, я дал своё видение того, что происходило на Украине. Я считаю, что за всё, что там произошло, в значительной степени ответственность лежит на наших европейских и американских партнёрах. Они поддержали этот госпереворот и погрузили страну в хаос, а теперь хотят на нас переложить ответственность, чтобы мы за ними убирали то, что они нагадили. На это и санкции рассчитаны.

Но пока все санкции сводятся к тому, чтобы выбрать из моего личного окружения каких-то близких мне людей, моих друзей и их, как у нас в кругах интеллигенции говорят, уконтропупить как следует, то есть наказать их непонятно за что. Я бы на их месте давно подал в суд, потому что они не имеют отношения к событиям на Украине, в Крыму. И выбрали-то как специально – двух евреев и одного хохла, понимаете? Как издеваются.

Ну да, это мои друзья. Я горжусь, что у меня есть такие друзья. Они абсолютно патриотично настроенные люди, их бизнес ориентирован на нашу страну. Нанесли эти санкции им ущерб или нет? Нанесли. Надо прямо сказать: да, нанесли. Но они тоже предприниматели с известным опытом, ещё до введения санкций они все свои деньги вывели в Россию, так что за них особенно не переживайте. Но в целом всё равно их бизнес понёс определённый ущерб.

Я считаю, что это несправедливо – и незаконно, что самое главное, ведь санкции могут накладываться на страну по решениям Совета Безопасности ООН. Никакого решения Совета Безопасности ООН нет. И в этом смысле эти санкции абсолютно незаконны и, конечно, ухудшают наши межгосударственные отношения. Нам говорят о каком-то ещё третьем, может быть, пакете санкций, и у меня возникает вопрос: а в связи с чем? Хорошо, что-то не понравилось нашим партнёрам в определённой стадии развития кризиса, в том числе связанной с Крымом, – санкции приняты. Теперь нам пытаются вменить в вину ещё что-то и говорят: будет второй пакет, третий пакет. Я не очень понимаю: в связи с чем? Совсем недавно в Таиланде было землетрясение с человеческими жертвами. Может быть, мы тоже в этом виноваты? На Украине разгорается гражданская война. Ну а мы-то здесь при чём?

Вы понимаете, это попытка, что называется, с негодными средствами, и она, конечно, дестабилизирует ситуацию в наших отношениях в экономике с Соединёнными Штатами и с Европой. Но с Соединёнными Штатами у нас общий объём товарооборота – 27,8 миллиарда долларов всего, а с Европой – 440 миллиардов долларов. Разница колоссальная, как мы видим. И у меня даже такое подозрение, может быть, настаивая на применении санкций в отношении России, наши американские друзья (а они изощрённые ребята, так?), может быть, хотят даже получить определённые конкурентные преимущества в своих торгово-экономических связях с Европой? Других побудительных мотивов, серьёзных, глубоких, я просто не чувствую, не понимаю. Но рассчитываю, что здравый смысл возобладает и никакого ущерба нашим торгово-экономическим связям всё равно не будет. А мы со своей стороны всё же ведь исполняем.



Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments