Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Кровавый тризуб Бандеры

Листовка ОУН:

«Для нашего самостийного движения мы имеем наимощнейшего и справедливого протекора Германию и АДОЛЬФА ГИТЛЕРА, властного хозяина Европы, который реализуя новый порядок и раздел мира, ценит всю важность этнографического чувства и национального сознания каждого народа!»



"Ещё два года назад Российский Государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) издал в двух томах сборник «Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. 1939–1945». Ответственный составитель сборника Татьяна Царевская-Дякина рассказала в интервью Агентству Федеральных расследований FLB.ru о реальной деятельности бандеровцев на территории Украины.

– Татьяна Викторовна, как родилась идея сборника?

– В конце 90-х начался вал публикаций, героизирующих националистическое движение на Украине. Он резко возрос после 2004 года, когда в страну рекой потекли зарубежные гранты. Особенно усердствовал в этом направлении созданный по инициативе Виктора Ющенко Украинский институт национальной памяти. О качестве этих публикаций и монографий и говорить не приходится, однако они имели результат: на Украине стали возводить памятники Бандере(на фото) и Шухевичу, называть их именами улицы, превозносить членов ОУН (Организации украинских националистов) и УПА (Украинской повстанческой армии) как «борцов с фашизмом». В противовес этим памятникам и множеству поверхностных наукообразных публикаций мы решили документально показать деятельность украинских националистических организаций в годы Второй Мировой войны

– Представляется, что издания, подобные вашему, достаточно редки – как по количеству представленных документов, так и по объёму выполненных работ...

– Это действительно так. В книгу вошли документы из 15 крупнейших архивов России, Украины, Германии, Польши и Беларуси. Мы очень тщательно вычищали переводы (это особенно касается извлечений из немецких документов) и старались не допускать никакой избирательности или небрежности – понимали, что нас «съедят» за любую неточность. Добавлю также: мы не использовали в сборнике расхожие версии, которые бродят по интернету. Копии с копии достоверным источником не считаем, опираемся только на подлинные документы.

– Деятельность каких организаций представляла для Вас наибольший интерес?

– ОУН (в первую очередь, ее радикальное крыло, представляемое Степаном Бандерой) и УПА, которую возглавлял Клим Савур, а затем Роман Шухевич. Это были наиболее активные движущие силы в военный период. Чтобы глубже понять историю ОУН, мы также изучили её деятельность на территории Польши до начала Второй мировой войны. Очень важны предвоенные документы, которые свидетельствуют о подготовке групп украинских националистов к террористической и диверсионной деятельности на территории УССР, а также документы, раскрывающие механизмы сотрудничества ОУН и УПА с нацистской Германией. Крайне интересно общение этих организаций с зарубежными «спонсорами» в послевоенный период. На удивление много документов обнаружилось об активности УПА на Украине и в Польше. А ещё чрезвычайно интересны и важны программные документы и инструкции, авторами которых являются Бандера и его сторонники, поскольку они раскрывают идеологическую подоплеку и неслучайность всего происходящего.

– В чем заключалась главная идея и цель ОУН?

– Цель у них была одна – создание самостийного и соборного Украинского государства и борьба с его «врагами» – вначале с Польшей, затем с «Московской империей».

– Любопытно: это дословно совпадает с тезисами сегодняшних украинских националистов.

– Именно так. А вот в методах оуновцы расходились. Весной 1941 года Степан Бандера вместе со своими сторонниками откололись от ОУН Мельника, образовали радикальное крыло ОУН-Б («ОУН-Бандеры»), оно же называлось «революционная ОУН» – «ОУН-Р»). Это произошло на II-м Великом Сборе украинских националистов – именно там в качестве организационного пароля члена ОУН было принято приветствие со словами «Слава Украине» — «Героям Слава» (оно заменило традиционное западно-украинское «Слава Иисусу Христу!»), сопровождаемое выкидыванием руки наподобие нацистского зига. Там же были приняты цвета флага ОУН — красный и чёрный.

Мельник полагал, что путём сотрудничества с гитлеровской Германией, в случае её победы, можно политическими методами добиться для Украины преференций в рамках новой Европы. А фракция Бандеры стремилась к активной революционной борьбе, к террористическим действиям, которые ускорили бы «вооруженный взрыв» на Западной Украине.

Кстати, «Вооруженный взрыв» («Збройний зрив») – название программного документа ОУН-Бандеры, содержащего план действий организации в случае войны Германии с СССР. В принципе, ОУН с момента своего создания в 1929 году действовала очень «активно». Были и нападения на государственные учреждения, и поджоги имущества польских помещиков, и покушения на представителей власти. А в 1933 году, когда Краевую Экзекутиву на Западной Украине возглавил Бандера, применение террористических методов в практике ОУН усилилось.


«Войну» между Москвой и другими державами, в особенности, если она будет вестись на украинской земле, ОУН использует как удобный момент для полного разгорания освободительной революционной борьбы за Самостоятельную Соборную Украинскую державу


– Известно, в 1934 году Степан Бандера принимал участие в подготовке теракта, в результате которого погиб польский министр Бронислав Перацкий…

– Да, и заметьте: Бандера был осуждён не как политический деятель, а по уголовной статье – за террористическую деятельность – бомбы, политический убийства, грабежи... Польское правительство даже хотело применить к Бандере высшую меру, но потом дали пожизненное. Его методы как до, так и после 39-го года – это просто набор уголовных статей. В этом, кстати, Бандеру обвинял даже Мельник, руководитель умеренного крыла ОУН. Бандера изначально был экстремистом и в последующем продолжал оставаться руководителем правого экстремистского крыла Организации украинских националистов – любые насильственные действия были для него нормой.


«В АПРЕЛЕ 41 БАНДЕРА ПОЛУЧИЛ ОТ НЕМЦЕВ 2,5 МИЛЛИОНА МАРОК»

– Но как Организация украинских националистов-Бандеры предполагала в условиях войны установить свою власть на Украине, если на неё претендовала Германия?

– Они и не собирались действовать наперекор Германии, а предполагали войти в страну «на плечах» немецкой армии и установить там свой порядок, как говорится, «под шумок». По сути, это была авантюра, и сам Бандера был не слишком уверен в её успехе. Войну они считали «подходящей ситуацией» для «вооруженного восстания против Москвы и создания Украинского государства». А страны, ведущие борьбу с Москвой, трактовались как «естественные союзники».

– Как это было реализовано?

– Следует провести параллель с сегодняшними событиями – всё было подготовлено очень грамотно, и схемы действия радикальных украинских националистов с тех пор особенно не изменились.

С 1939 года ОУН вербовала группы безработных украинцев, попавших с территории Польши в Германию, большое количество вчерашней сельской молодежи – неустроенной, ни к чему не приспособленной. Проводили пропагандистские занятия, направленные на вовлечение молодежи в активную борьбу на независимость Украины, в том числе с оружием в руках, а заодно использовали этот контингент для сбора и передачи информации о состоянии приграничных территорий СССР Абверу. Бандера хорошо знал свой край, своих соотечественников, и понимал, что радикальные идеи ОУН позволят вербовать сторонников в огромном количестве. Все его лозунги – это такая очень прямолинейная, простая, очень доходчивая пропаганда. И она действовала, поскольку очень соответствовала настроению молодежи, которая вначале жила под поляками, потом, хоть и недолго, под Советами… «Мы наследники великих традиций» – оружие в руки, и вперёд.

– Куда направляли этих молодых людей?

– Часть из них проходила серьёзное военное и диверсионное обучение в лагерях Бранденбурга-800 (структура, управляемая Абвером). Эти лагеря существовали под прикрытием вспомогательной силы для горных крестьян (Bergbauernhilfe). Здесь украинских националистов учили, в том числе, подрывному делу, организации поджогов – вспомним сегодняшние «коктейли Молотова». Особое внимание уделялось умению проводить самостоятельные партизанские операции, «построенные на хитрости и внезапности» – (все эти документы нами опубликованы в упомянутом сборнике). Остальных тоже обучали и организовывали – из них формировали «походные группы», которые потом вступили на Украину вместе с немцами. Они должны были следовать за немецкими войсками и тут же захватывать и организовывать гражданскую власть на местах, подконтрольную ОУН.




То есть, пока немецкая армия шла дальше, выполняя свои задачи, в украинские местечки входила группа подготовленных молодых людей, объясняла, что «власть теперь наша», быстро поднимала украинский флаг, «тризуб», организовывала простейшее местное самоуправление.

– Вспоминаются захваты обладминистраций на Украине в январе-феврале этого года…

– Создавалась администрация всякого рода – начиная от бургомистра городка, старосты в селе до руководителя в сфере культуры. Не забудьте и про «народную милицию». И так «походные группы» катились валом с запада на восток. Размах действий впечатлял – дошли до Днепропетровска… Это была спланированная, тщательно подготовленная акция. Понятно, что за пару месяцев такое не организуешь – на разработку и подготовку ушло как минимум года полтора-два.

– Кто финансировал подготовку? Были ли там замешаны немецкие деньги?

– Да, этому есть безусловные доказательства. ОУН находилась в постоянном поиске сильного внешнеполитического партнера – ещё одна характерная особенность украинского национализма – таким партнёром и стала на тот момент Германия.

То, что она финансировала ОУН Мельника – это общеизвестно. Бандеровцы же всегда старались от этого откреститься. Однако существуют подтверждающие это показания зам. начальника Абвер-2 Эрвина Штольце, который непосредственно курировал «работу» украинских националистов. Его слова о «финансировании созданного подполья в целях организации подрывной деятельности» цитируются достаточно часто.

Мы также опубликовали протоколы допроса замначальника 2 отдела «Абверштелле Краков» Иосифа Лазарека, который свидетельствует: «От Эрнста цу Айкерн я в апреле 41 года узнал, что Бандера получил от немцев 2,5 миллиона марок, то есть столько, сколько получил и Мельник в году, что немцы приняли условия о снабжении их оружием. Бандера, в свою очередь, обязался давать своих людей для обучения диверсионной работе в немецких школах, переводчиков для немецких штабов и активизировать диверсионную, разведывательную и повстанческую работу в советском тылу. Впоследствии все пункты договора, как немцами, так и бандеровцами, выполнялись. В частности, бандеровцы [дали] свои кадры для укомплектования школ диверсантов».

– Что же позволяет сегодня украинским неонацистам утверждать, что Бандера и его сторонники героически боролись с фашистской Германией?

– Это был временный разрыв отношений. Действительно, 29 июня 1941 года, несколько опережая первые части вермахта, во Львов вступил украинский батальон «Нахтигаль» под командованием Шухевича, а вслед за ним – Львовская походная группа во главе с Ярославом Стецько. Стецько срочно созвал Национальное собрание, на котором 30 июня был провозглашен акт воссоздания независимого Украинского государства (оно, по сути, просуществовало всего два дня). В зале присутствовали представители Абвера, которые сомневались в происходящем, но активного противодействия не оказывали. А оккупационная администрация, гестапо и СД прибыли во Львов только через несколько дней.



На всех листовках и транспорантах этого времени идет рядом: «Слава Бандере!», «Да здравствует немецкий народ, хайль Гитлер!», «Слава героям!»


– Как немцы отнеслись к провозглашению Украинского государства, ведь очевидно, что для Германии украинские националисты были временными союзниками и людьми второго сорта?

– Гитлер эту самостийную республику категорически не признал. Бандере пришлось объясняться, оправдываться. Есть протоколы переговоров, вернее, «беседы» от 3 июля 1941 года, на которую немецкие представители вызвали Стецько и Бандеру. Главный вопрос был: «Кто вам вообще разрешил это совершить?»

У Бандеры позиция была такая: «Мне никто не запрещал, вот мы это и сделали». Уверял, что ОУНовцы «искренне во всех отношениях сотрудничали со всеми немецкими инстанциями», «не собирались действовать вопреки интересам Германии» – часть его людей, как и было договорено, сражалась в рядах немецкого вермахта, часть – действовала в тылу большевистких войск, а третья часть – в советской армии ради её ослабления – я цитирую документы.

Немцы потребовали, чтобы Стецько и Бандера отказались от самоуправства, но Бандера упорствовал, наивно надеясь, что Германия изменит свою позицию в отношении украинской государственности. В итоге его отправили в Берлин под домашний арест.

– Это поведение современные бандеровцы обычно истолковывают в его пользу – как несгибаемость в борьбе за построение самостийного Украинского государства...

– Знаете, даже сами немцы писали о Бандере как о хитром и беспринципном фанатике, который ни перед чем не остановится и готов продать и поменять всех и вся при необходимости – это есть в сборнике. Уже в 1940-41 годах у немцев не возникало по его поводу никаких иллюзий.





http://flb.ru/info/57513.html

Продолжение - следующий пост
Tags: коричневая чумка
Subscribe
promo fish12a июль 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments