Ирина (fish12a) wrote,
Ирина
fish12a

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова программе «Вести в субботу с Сергеем Брилевым»


Вопрос: После того, как «большая семерка» объявила о выходе из «восьмерки», был брошен лозунг о том, что Россия оказалась в международной изоляции. Голосование на Генеральной Ассамблеи ООН – сто государств «против» России. Подтверждается ли этот тезис?

С.В.Лавров: Изоляция – это термин, придуманный нашими западными партнерами, которые пытаются действовать, исходя из неоимперских ностальгических амбиций. Чуть что не так и не по их, они сразу хватаются за санкционную «дубинку». Время для этого уже прошло. Думать надо не об изолировании партнеров, а о том, чтобы вовлекать всех без исключения в совместную работу.

Меня удивляет то, с какой одержимостью они пытаются не столько найти подтверждения того, что Россия оказалась в изоляции, сколько их искусственно создавать. Я много повидал на своем веку, но чтобы серьезные страны всю свою дипломатическую мощь бросали на то, чтобы «выкручивать руки» всему миру, в том числе ближайшим нашим партнерам, в расчете на то, что они поддадутся на аргумент о непреложности и незыблемости территориальной целостности и, игнорирование всех других принципов Устава ООН, – такая «прыть» меня поразила. Сколько тратится сил серьезных государственных институтов!

Голосование на Генеральной Ассамблее ООН из того же разряда. Делается это путем сочетания разных методов. Для начала нашим украинским соседям посоветовали сделать текст максимально неконфронтационным и выдержанным, подав через «позитив» то, что нужно уважать территориальную целостность Украины. Кто будет против этого возражать? Это даже не половина правды, а небольшая ее доля. Вы и наши зрители понимаете, о чем идет речь. После этого кому-то в расчете на наивность говорят: «Смотри, какая хорошая резолюция, подпишись и стань соавтором». Кому-то, кто гораздо более искушен и понимает, о чем идет речь, говорят: «Если ты не поддержишь эту резолюцию, то будут последствия». И называют, какими они будут. Мы это знаем. К нам приходят коллеги и доверительно объясняют, почему та или иная не слишком крупная страна вынуждена поддаваться. Например, не будут подписаны контракты либо будут отозваны политические дивиденды. Если взять в расчет то, что западная группа, в широком ее понимании, включая Австралию, Новую Зеландию, Японию и ряд других стран, составляет примерно сорок с небольшим государств, то полусотне стран «выкрутили руки» или убедили каким-то иным способом.

Мы не испытываем каких-либо негативных чувств по отношению к этим делегациям. Это не скажется на наших с ними отношениях. Не могу не привести и другую цифру – около семидесяти стран не поддержали эту резолюцию.


Вопрос: А вместе с теми, кто вообще не участвовал в голосовании, получается 93 страны.

С.В.Лавров: Получается, что счет – пополам. Западная пропаганда, по-другому эту машину назвать нельзя, которая работает в сфере СМИ, будет подавать это как колоссальную победу. Но мы знаем цену этим победам.

Вопрос: Сто стран «против» России. Девяносто три страны – совокупность тех, кто выступил «за» Россию, «воздержался» или не участвовал. В том числе к ним, наверное, относятся такие смелые страны, которые, несмотря на давление, поступили так.

С.В.Лавров: Безусловно, это достаточно мужественный поступок. Этот поступок абсолютно не антизападный, не антиукраинский. Он отражает глубокое понимание происходящего теми, кто не присоединился к голосованию «за», особенно теми, кто проголосовал «против». Это совсем не про территориальную целостность, не про Украину.

Вопрос: Три недели назад в программе «Вести в субботу» Постоянный представитель Российской Федерации при ООН В.И.Чуркин сказал, что в Совете Безопасности ООН Россия рассчитывает на моральную поддержку КНР. После чего Китай воздержался во время голосования. После этого была встреча Президента США Б.Обамы с Председателем КНР Си Цзиньпином на которой, как мне сообщили мои западные коллеги, американцы уговаривали китайцев отказаться от газовых контрактов с Россией. Затем состоялась Ваша встреча с Си Цзиньпином. Кто же китайцы для России?

С.В.Лавров: Нам китайцы очень близкие партнеры. Все это записано в совместных документах. У нас отношения стратегического взаимодействия и многопланового партнерства. Они так сформулированы. Все практические шаги Китая подтверждают его приверженность согласованным с нами принципам. Если действительно даже на высшем уровне американцы, по Вашим словам, предпринимали попытки заставить Китай пересмотреть свои экономические договоренности с Российской Федерацией, то степень наивности или беспардонности просто зашкаливает. Я даже сказал бы, что не понимать суть китайской политики, суть китайской натуры для профессионалов, которые готовят такого рода переговоры, непростительно.

Китайская Народная Республика с самого начала сказала, что она рассматривает эту ситуацию в совокупности исторических и политических факторов. Китай заявил о категорическом неприятии попыток решать эту проблему неполитическими методами и прибегать к санкционному давлению. Наши контакты с китайскими партнерами показывают, что они не просто понимают законные интересы Российской Федерации во всей этой истории, но и то, что у нас с ними идентичное понимание первоначальных причин нынешнего глубокого кризиса на Украине. Это не вызывает сомнений. Был телефонный разговор между Президентом В.В.Путиным и Председателем Си Цзиньпином. 24 марта в Гааге «на полях» Саммита по физической ядерной безопасности у меня состоялась встреча с Председателем КНР, также прошли переговоры министров иностранных дел стран БРИКС.

Вопрос: Совместное заявление БРИКС было согласованно в Гааге?

С.В.Лавров: Это заявление Председателя БРИКС – Южно-Африканской Республики, с которым министр этой страны выступила после нашей встречи.

Вопрос: В прошлую субботу мы в нашем эфире сообщили, что удалось согласовать мандат миссии ОБСЕ на Украине. В чем была причина того, что Россия изначально не была готова поддержать это предложение? Чем эта миссия теперь займется?

С.В.Лавров: Я бы сказал, что изначально не были готовы поддержать эту миссию наши западные и украинские партнеры.

Вопрос: Хотя подавалось это, как всегда, наоборот – Россия против остальной Европы.

С.В.Лавров: Мы к этому привыкли. «Оруэллианские» таланты живы по сей день. Россия была готова направить эту миссию за неделю до того, как в итоге состоялось решение. Однако наши партнеры с необъяснимым упорством, так как к тому времени все всем было понятно, требовали, чтобы мы в миссию ОБСЕ обязательно включили посещение Крыма как части Украины. Можно по существу расходиться с нашим пониманием ситуации, можно не принимать решения Российской Федерации, которые были сделаны в ответ на волеизъявление крымчан, поддержанное ошеломляющим большинством населения. Нам ясна такая позиция, это жизнь. Но не понимать реальной политики и абсолютной безнадежности обращенных к нам требований, в тот самый момент, когда мы заявили, что примем любое решение крымчан по итогам волеизъявления, говорить нам «хорошо, несмотря на то, что было сказано устами Президента, давайте напишем, что миссия поедет на Украину, включая Крым» – это дипломатическая наглость или полная дипломатическая несостоятельность.

Вопрос: Москва в свою очередь настаивала, чтобы миссия поехала не только на Восток, но и на Запад Украины. Это удалось выполнить?

С.В.Лавров: Мы настаивали на том, чтобы в свете способностей наших западных коллег жонглировать словами и трактовать различные формулировки, что они не раз доказывали, писать не просто «миссия на Украину», а перечислить города и регионы, в которые эта миссия поедет. Естественно, в этом перечислении есть и западные, и восточные города. И разумеется, там нет ни одного населенного пункта, который расположен на территории Крымской Республики Российской Федерации.

Вопрос: Может, наконец, «поезд тронулся» не только в плане отправки миссии ОБСЕ на Украину, но и в плане того, что новые украинские власти (оставим за скобками вопрос об их легитимности и применим к ним термин властьимущие) взялись за «Правый сектор», чему мы были свидетелями в последние 36-48 часов?

С.В.Лавров: Для этого потребовалось слишком много времени. Лучше поздно, чем никогда – и это, безусловно, так. Я уже больше месяца ставил перед нашими западными партнерами вопрос о «Правом секторе» и необходимости отмежеваться от радикалов, задавал очень простой вопрос: «Если вы соглашаетесь с тем, что нужно нормализовать обстановку, почему не можете заявить публично о том, что из себя представляет «Правый сектор?» В общем-то, это касается и партии «Свобода», в программных документах которой содержится ссылка на декларацию 30 июня 1941 года, провозгласившую линию на поддержку действий нацистской Германии по установлению нового мирового порядка. Согласно ее уставным документам, это до сих пор является принципом, которому привержена данная партия.

На наши просьбы для начала, как минимум, публично обозначить свое отношение к этим персонажам и повлиять на тех, кто считает себя властью в Киеве, в том плане, чтобы и они высказались на эту тему, следовали довольно странные ответы. Поначалу наши коллеги уходили от реакции, потом в ходе одной из недавних встреч, по-моему в Лондоне, Госсекретарь США Дж.Керри сказал мне, что они внимательно посмотрели на всю подноготную и считают, что «Правый сектор» старается превратиться в политическое движение. Подтекст был такой, что это хорошо, «Свобода» движется в направлении мэйнстрима. Это цитата. На встрече присутствовало много людей, поэтому я не чьи секреты не выдаю. В свою очередь я приводил обратные примеры того, что происходит с этими объединениями. Начиная с публичных высказываний в отношении русских, которых предлагают стрелять в лоб, убивать, называют их последними словами, и кончая рукоприкладством, которое наблюдается даже на Востоке Украины, где выдвиженцы из этих группировок себя чувствуют «как дома».

Если говорить о том, что произошло за последние дни, то дай Бог, если все эти заявления и действия правительства являются результатом какой-то воспитательной работы, которую с ними провели наши западные партнеры. Повторю, лучше поздно, чем никогда.

Давайте посмотрим, что из этого получится и удастся ли совладать с теми, на кого пришедшие к власти люди опирались для того, чтобы попасть на нынешние посты. То, что происходит в последние дни вокруг Верховной Рады, когда «Правый сектор» вновь осадил это высокое учреждение, требуя отставки министра внутренних дел, потому что убили Сашко Билого, которого хоронили как национального героя, – это тоже о чем-то говорит. Как бы ни относиться к тому, что его гибель связана с определенными вопросами (как и любой подобный случай ее надо расследовать подробнейшим образом), однако нельзя не обратить внимание на то, какой моральный подъем произошел в связи с его смертью среди людей с повязками «Правого сектора» и с принципами, о которых мы все хорошо знаем, – это очень тревожный сигнал.

Меня очень удивило, что как раз в те дни, когда наше телевидение, включая ваш канал, показывало осаду Верховной Рады и подробно комментировало, что происходит между «Правым сектором» и представителями украинского парламента, чем это все чревато, в те же самые часы телеканал «Евроньюз» ни словом об этом не обмолвился, и Украина там фигурировала в третьем–четвертом сюжете в связи с предлагаемым ей кредитом МВФ.

Такая подача материала тоже о чем-то говорит, к сожалению. Будем стремиться нести правду окольными путями по сравнению с ведущими западными СМИ. Желаю, чтобы Ваши окольные пути стали столбовой дорогой.

Вопрос: Окольные пути – это отдельная тема в силу запрета украинским сетевым операторам распространять телесигнал российских телеканалов. В начале со стороны ОБСЕ это вызвало осуждение. Я так понимаю, что эта тема звучала даже на ваших переговорах с западными партнерами. А потом началось плавное передвижение этой темы в сторону каких-то других приоритетов. Начали говорить, что есть государственные интересы, согласно которым могут позволить цензурирование телеэфира. Это я цитирую представителя ОБСЕ.

С.В.Лавров: Да, ее зовут Дуня Миятович. Честно говоря, на посту Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ надо быть чуть-чуть более свободной в своих суждениях, так скажем, не вдаваясь в эту тему. Печально, что оправдывают полное перекрытие нескольких российских каналов. Оказывается, можно перекрывать телеканалы, если речь идет о защите фундаментальных ценностей. При этом многократные наши обращения в прошлом к Д.Миятович по поводу недопустимости шествий под фашистскими и неонацистскими лозунгами в ряде стран ОБСЕ оставались без какой-либо реакции под предлогом свободы слова. Получается, что порядка четырех каналов в глазах Дуни, я имею в виду Миятович, являются более опасными, чем неонацистские демонстрации в Прибалтике и в ряде других стран, включая Германию.

Tags: из первоисточника
Subscribe

promo fish12a july 30, 2012 21:02 96
Buy for 100 tokens
Моральный кодекс строителя коммунизма. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments